Без башки, но с вели­кой идеей

«Запад предложил всему миру рыночную экономику и демократию, которые гораздо эффективнее авторитаризма и рентной экономики. Но если все лидирующие позиции уже заняты, остается удовлетворять чувство собственной значимости через противостояние самому сильному», — отметил Сергей Рогов.

 

«Власть требует единственности! Только при достижении этого состояния можно испытать упоение властью» (Дмитрий Волкогонов).

 

Один враг и один хозяин

По какому принципу Россия выбирает себе врагов? Русская культура имеет существенный манихейский элемент. Это означает потребность персонифицировать ЗЛО. Выбор широкий: Запад, Юг, Восток. Выбирай любого врага. Всех сразу нельзя потому что наша культура не выносит множественности.

Должна быть единая власть, одна правящая партия, монополия в экономике, одна идеология, одна газета и т. д. И враг должен быть только один. Выбор давно сделан: это Запад. Это не Турция, с которой Россия воевала более всего, это не Китай, у которого есть территориальные претензии, это Запад, который последние 70 лет ничего кроме мира в окружающее пространство не излучает.

Запад предложил миру рыночную экономику и демократию, которые гораздо эффективнее авторитаризма и рентной экономики. Но принять чужое, значит предать собственную культуру, самость, оригинальность. Значит встать на колени и признать превосходство чужого. Никогда и ни за что!

Второй причиной является лидерство. После падения Византии Россия стала военным лидером православного мира. После революции 1917 г стала идеологическим, военным и экономическим лидером коммунистического мира. Сегодня эти позиции утрачены.

Лидером либерального мира являются США, лидером авторитарного мира Китай. Остается одна ниша: возглавить мировую борьбу за средневековое мракобесие. Но для этого нужно опуститься до уровня Талибана. А это, к счастью, невозможно, хотя такие попытки имеют место быть. Там нас все равно не примут, хотя бы потому что русские — не мусульмане.

Если все лидирующие позиции заняты, остается удовлетворять чувство собственной значимости через противостояние самому сильному. Запад в этом смысле — самая привлекательная мишень: безопасен, могуч, инокультурен (в политико-правовой плоскости). Внутреннего врага, как независимого субъекта, тоже нет. (Оппозиция — это филиал западных спецслужб.)

Такой взгляд на мир не вызван страстью к обогащению элиты. Наоборот, война с Западом, где они хранят деньги, не в их интересах. Зато он удобно ложится на паттерны национальной культуры: манихейство и отрицание множественности. Что говорит о приоритете идеала над интересом.

Сергей Рогов