Без будущего, но с войной

«Патриотизм — это гордость за соз­дан­ное настоящее… Читаю новости, как власть, под прикрытием воплей о ду­хов­нос­ти и патриотизме, стя­ги­ва­ет войска к границам с Украиной, и па­кос­тно на душе становится», — от­ме­тил в блоге Николай Травкин.

 

«Национализм гораздо более связан с ненавистью к чужому, чем с любовью к своему» (Н. Бердяев).

 

Пахнет жареным — поют о патриотизме

Как только чуть запахнет жареным петухом, сразу власть начинает воспевать особо высокий дух патриотизма народа. Такая неприкрытая лесть среди подростков очень верно определяется выражением — «он подлизывается».

Каждая страна с многовековой историей может сказать, что именно благодаря патриотизму своих граждан она и продолжает существовать. Иначе развалилась бы. Ну, раз нет патриотов и некому защищать, значит не нужна никому и разваливается.

Но как можно померить «дух патриотизма» и утверждать, что у нас он самый крутой? Достаточно ли для такого утверждения лишь несколько крупных прошлых военных побед или надо на чашу весов положить еще и сегодняшний уровень жизни людей внутри страны, ее привлекательность для граждан других стран, вес государства на международной арене?

Мы более духовны и патриотичны, потому что сумели выжить под татаро-монголами несколько столетий? Или потому, что выстояли и победили фашистов? Но разве меньше патриотизма понадобилось побежденным народам Японии и Германии, чтобы восстать из руин и стать лидерами в техническом прогрессе, инновациях, достичь самых высоких стандартов в социальных сферах, в уровне и продолжительности жизни?

На мой взгляд, духовность и патриотизм нельзя отнести и к национальным особенностям. Это также из области «подлизывания». До 1917 г. твердили о «русском духе», русском патриотизме. Потом 70 лет утверждали о существовании особого патриотизма, присущего исключительно «советскому человеку». Теперь выражаются политкорректно — «российский патриотизм» и особая «российская духовность».

А как же тогда быть с Финляндией? В составе Российской Империи — это отсталые неграмотные чухонцы, а обретя самостоятельность они делают «Nokia» и систему социальной защиты на зависть другим. Не меняя национальности.

Или две Кореи: национальность одна, но как живут — даже сравнивать некорректно.

Высокая духовность очевидна, если люди с ограниченными возможностями не чувствуют себя никому не нужными в своем городе, благодаря приспособленной для них инфраструктуре, если стариков не призывают «держаться», потому что для них «денег нет» и т. д.

Высокая духовность — это не от Бога, а от того, как жизнь в стране устроена. Это уважение людей друг к другу, это моментальный отклик на просьбу о помощи, это искреннее сочувствие чужому горю, а не торжество «жириновских во власти», по поводу терактов во Франции или угроз главного телепропагандиста превратить Нью-Йорк в пепел.

Патриотизм — это не тупое утверждение, что мы самые-самые, не похвальба подвигами предков. Патриотизм — это гордость за созданное настоящее и что в этом есть и твой труд. А значит тебе есть, что защищать и государство не будет разваливаться по два раза в одно столетие. И проверяются духовность с патриотизмом на прочность также, как и настоящая дружба — в беде.

Читаю новости, как власть, под прикрытием воплей о духовности и патриотизме, стягивает войска к границам с Украиной, и так пакостно на душе становится…

Николай Травкин