Нет восторга — не будет свободы

«По сути, речь идет о запрете на профессию за невосторженный образ мыслей. Они, конечно, на этом не остановятся. Дальше все остальные — опыт в выявлении «экстремистов» у наших спецслужб огромный: врачи-убийцы, ученые-госизменщики, учителя, искажающие историю», — прогнозирует Дмитрий Гудков.

 

«Каков бы ни был постигший нас позор, всегда в нашей власти смыть его» (Франсуа де Ларошфуко).

 

Заходим на посадку: начинает трясти

А вот и запрет на профессии для оппонентов режима!

Комиссия Правительства по законодательству (а это вам не популистская инициатива ЛДПР или Милонова) сегодня одобрила запрет «причастным к экстремистской деятельности» работать стюардами и пилотами.

То есть сядет в кабину, скажем, Лев Шлосберг, направит самолет на Кремль — и всё: нет никакого Путина, только стремительно высыхающие место.

Понимаете, во-первых, такой закон — фашистский. По сути, речь идет о запрете на профессию за невосторженный образ мыслей.

Во-вторых, они, конечно, на этом не остановятся. Сначала авиация. Потом банковская сфера (а вдруг «экстремисты» устроят в стране финансовый кризис). Потом ЖКХ (для предотвращения подкопа под Спасскую башню!). Дальше все остальные — опыт в выявлении «экстремистов» у наших спецслужб огромный: врачи-убийцы, ученые-госизменщики, учителя, искажающие историю, и прочие.

В общем, пристегните ремни: в ближайшее время нас будут сильно трясти.

Дмитрий Гудков