Кто не успеет, тот опоздает

«Деньги потеряют все, кроме тех, кто спрячет их за границей. А некоторые потеряют здоровье и жизнь. Вопрос, как передать не только деньги, но и власть — единственный в России гарант денег», — написал Сергей Рогов.

Власть как чемодан не передается

В нашей политической системе я вижу два противоречия, которые в рамках этой системы не решить.

Первое касается передачи денег и власти между поколениями внутри правящего слоя. В России права частной собственности не защищены правом за неимением последнего. Передать материальные накопления детям без передачи власти — означает сделать их легкой добычей тех, кто придет к власти после команды Путина.

Пока папаша высокопоставленный чиновник, сын может быть владельцем банка, земли, заводов и пароходов. А если папашу снимут или отправят на почетную пенсию в 15 000 рублей?

Деньги потеряют все, кроме тех, кто спрячет их за границей. А некоторые потеряют здоровье и жизнь.

Вопрос, как передать не только деньги, но и власть — единственный в России гарант денег. На мой взгляд, никак. Квартиру и дачу можно завещать, чемодан с деньгами можно передать из рук в руки. Власть как чемодан не передается.

При императорах преемственность власти обеспечивалась законом о престолонаследии. В советское время этим занимались институты партии: ЦК и Политбюро. Существовали номенклатурные списки принадлежности к управляющему слою, из которых не вычеркивали без веских оснований. Поэтому, у детей были значительные шансы сохранить свой пост после ухода родителя от власти. Сейчас органа транзита власти нет. Пострадает более половины нынешней элиты.

Второе противоречие заключено в отсутствии идеологии.

Существует два отношения к миру: индивидуалистическое и коллективистское. В первом случае человек сам должен найти свою дорогу в жизни и свою веру. Во втором за тебя все решает община и те, кто стоят во главе общины.

К первому тяготеют те, кто менее нуждается в удовлетворении базовых потребностей в защите, питании, любви, а более, к удовлетворению интеллектуальных и творческих запросов.

Ко второму — те, кто не верит, что собственными силами могут их удовлетворить. Они ищут сильного вожака, что бы пойти за ним.

В коллективе, в единстве видят они и защиту и душевное тепло. За соборность, за коллективное спасение ратует и православная церковь. Смирись перед пастырем, слушайся его во всем и обретешь царствие небесное. Если будешь искать свою дорогу, обязательно заблудишься и душа твоя пропадет ни за грош. Как пастве нужен духовной отец, государству нужен отец народа, царь. Царь должен объяснить подданным, каковы их цели и какова их дорога. Если он этого не делает, он не выполняет важнейшей своей функции.

Цели на Руси всегда были просты и понятны. В Московии — это охранение православной ортодоксии, в имперский период — укрепление и расширение империи, при коммунистах — построение светлого завтра и распространение коммунизма по всему миру.

А сейчас ничего нет. Формула «пастырь, за которым идет паства» не работает. Государство не обеспечивает гарантированный минимум защиты, жратвы и душевного тепла. И, судя по заявлению некоторых чиновников, не собирается обеспечивать. Это второе неразрешимое противоречие.

Сергей Рогов