Когда просну­тся «ве­р­хи»?

«Все серьезные социальные пре­об­ра­зо­ва­ния со­вер­ша­лись в вер­хах. А уж по­том ли­де­ры пре­об­раз­ов­ан­ий ос­ед­лыв­али и об­уз­ды­ва­ли не­до­воль­ство «кос­но­го боль­шин­ства», под­кар­мли­вая его на­деж­дами на спра­вед­ли­вость. А ес­ли за де­ло бра­лось «кос­ное боль­шин­ство» са­мос­то­ятель­но — все кон­ча­лось пу­га­чев­щи­ной» — напомнил читателям своего блога Денис Драгунский.

 

«Публика, вечно сбитая с толку, в своем восторге воздвигает вам статуи и ломает их, чтобы ими же разбить вашу голову»
(Ф. Вольтер).

 

Опять и снова…

Недавно я прочел в Фейсбуке интересный комментарий, оставленный Еленой Евграфовой: «И все-таки мне кажется, сейчас главная задача «умных» — научиться разговаривать с «глупыми»: не стыдить их за то, что им мозги промыли, а найти способ достучаться. Ответственность на той стороне, где больше ресурсов, в том числе интеллектуальных. Пока мы книжки читаем и экспертов слушаем, они делают что-то другое — тоже полезное. Кто достучится до «косного» большинства, тот и выиграет, как минимум, в информационной борьбе. А значит скорее всего и вообще выиграет. Достучаться до них — это, кстати, большой интеллектуальный вызов».

На первый и даже на второй взгляд все верно. Нехорошо ученому презирать необразованного, это неэтично. Ну и, разумеется, кому много дано, с того много спросится.

А вот на третий и на четвертый взгляд — это неправильно.

Опять проснулось старинное мазохистичное народничество. Дескать, «мы книжки читаем и экспертов слушаем, а они делом заняты». Спасибо, что с оговоркой «тоже». В общем, граф Толстой периода толстовства: «Мужик мне принес каравай хлеба, а я ему взамен дал «Анну Каренину». Спасибо, проходили.

Но самое главное: достучаться до «косного большинства» означает превратиться в него (по своим ценностям, симпатиям, устремлениям и планам).

Все серьезные социальные преобразования (увы, увы, увы) совершались в верхах, в крайнем случае, в столицах. А уж потом лидеры преобразований — хоть в России, хоть во Франции — оседлывали и обуздывали недовольство «косного большинства», подкармливая его надеждами на справедливость и развлекая казнями. А если за дело бралось «косное большинство» самостоятельно — все кончалось пугачевщиной.

Сказанное, однако, не отменяет необходимости вежливого и вдумчивого разговора с оппонентами — до той, разумеется, поры, пока оппонент не начинает в ответ на слова плевать вам в лицо или размахивать кулаками.

Денис Драгунский