Насилие, имитация, профанация…

«Когда подлинной властью обладает ближний круг президента, связанный неформальными отношениями, государство служит главным образом обогащению этого круга. Насилие и запугивание — основные инструменты удержания власти. Остальное — профанация и имитация ради сохранения некоторого уровня легитимности», — написал Леонид Невзлин.

 

«Для граждан гораздо полезнее, когда процветает все государство в целом, а не когда отдельные лица преуспевают, целое же разрушается» (Фукидид).

 

Валдайское откровение: мафиозное государство построено

Рыночный капитализм себя исчерпал — объявил Путин на заседании клуба «Валдай». То есть, окончательно признано, что в России отказались от построения рыночной экономики, а значит, и демократического государства, поскольку понятия эти взаимосвязаны.

Возникает вопрос, а что же тогда в России построено при Путине и строится дальше? Какая модель экономики и государственного устройства получилась?

Я об этом говорю давно: современная Россия — классический пример мафиозного государства. Когда подлинной властью обладает ближний круг президента, связанный неформальными отношениями, государство служит главным образом обогащению этого круга. Насилие и запугивание силой  — основные инструменты удержания власти. Все остальное — профанация и имитация ради сохранения некоторого уровня легитимности.

Путин на «Валдае» ругал большевиков, хвалил Советский Союз, много говорил о консерватизме и нравственности. «Консервативный подход не бездумное охранительство, не боязнь перемен и не игра на удержание, тем более не замыкание в собственной скорлупе. Это прежде всего опора на проверенную временем традицию, сохранение и приумножение населения, реализм в оценке себя и других, точное выстраивание системы приоритетов, соотнесение необходимого и возможного, расчетливое формулирование цели, принципиальное неприятие экстремизма как способа действий», — его слова.

Однако «проверенная временем традиция» в его исполнении больше всего похожа на синтез феодального уклада, советской бюрократии и бандитских традиций, обеспечивающих дворцами и возможностью гонять на электромобилях в Огарево.

Сложно сосчитать, сколько было на «Валдае» откровенного и прямого вранья! Одно упоминание европейцев, которые тайно вакцинируются «Спутником», а потом покупают справки о вакцинации «Пфайзером» чего стоило!

Вот еще один его валдайский пассаж: «Россия, когда расширяла свои территории, никогда не ставила в сложное положение тех людей, которые вливались в состав единого Российского государства. Это касалось и вероисповедания, и традиций, и истории. Почитайте указы Екатерины II, прямое указание: относиться с уважением. В том числе, скажем, к тем, кто исповедует ислам. Это было всегда, это традиция». Хотелось бы напомнить, что именно указом Екатерины II в Российской империи была введена «черта оседлости» — территория, где дозволялось селиться и торговать евреям.

Впрочем, сказал Путин и правду. Упоминая об образовании в СССР, он отметил: «Тогда образование смотрелось и действовало как реальный социальный лифт». По сути, он признал — в современной России образование не служит социальным лифтом. И это тоже одно из следствий того, что в России построено мафиозное государство. Где социальные лифты либо перекрыты, либо предназначены только для «своих», либо приоритетом являются не образование и профессиональные компетенции, а связи и лояльность патрону.

Леонид Невзлин