«Вертикаль» карает своих вассалов

«Олигархи и уголовники, в обмен на сохранение своего бизнеса, не пытаются бороться за власть с правящими чекистами, а региональные кланы ходят под московскими. Именно за нарушение этих правил был наказан Фургал», — утверждает Игорь Эйдман.

Чекисты, уголовники и олигархи на тропе войны

Хабаровск лишний раз подтвердил, что раскол элиты создает благоприятную ситуацию для массовых протестов. Пока начальство едино, машина подавления работает как часы. Но как только начинается конфликт в верхах, они теряют контроль над ситуацией.

Путинская «элита» не монолитна, это конгломерат банд и бандочек разного происхождения. Любая силовая структура, спецслужба — отдельная мафия, состоящая из множества автономных группировок помельче. Все эти банды принадлежат к одному из нескольких преступных макросообществ.

  1. Чекисты и их консильери. Наиболее известные представители: Патрушев, Бортников, Сечин, Тимченко, Чемезов, Миллер, Золотов, Шойгу, Малафеев и т.д.. Опираются на силовой ресурс ФСБ и других спецслужб. Многие из этих коррупционеров считают себя патриотами, имперцами и живут советскими мифами о разлагающемся Западе, который хочет лишить бедных русских людей «анальной девственности». В этой среде — высокий уровень «православнутости» и «крымнашизма».
  2. Уголовники, уцелевшие под чекистской крышей в криминальных войнах 90-х: тамбовские, малышевские, солнцевские, подольские, всякие Скочи, Михаси, Гены Петровы, Лучки, Ротаны и т. д. Давно сотрудничают и делят «бабло» с чекистами и чиновниками. Многие олигархи — выходцы из этой среды (Дерипаска, Усманов и т. д.). Зачастую страдают «православнутостью», но «имперскостью» в основном не болеют, более прагматичны и менее отморожены, чем чекисты.
  3. Ельцинские олигархи: Фридман, Алекперов, Абрамович, Дерипаска, Михельсон, Усманов, Вексельберг, Авен и т.д. Тесно связаны с первыми и вторыми, но считают себя интеллектуально выше и «цивилизованней» и тех, и других. Тихо ненавидят чекистских выдвиженцев в бизнесе, таких как Сечин и Ротенберги. Настроены на сотрудничество со своими западными братьями по классу и против военных авантюр, создающих им проблемы на Западе.

Среди различных криминальных региональных кланов самые мощные — кадыровцы. Они практически не подчиняются Москве и признают себя вассалами только лично Путина. Их ненавидят все остальные.

Несмотря на многолетнее бизнес-партнерство, между всеми этими кланами и внутри них идет перманентная борьба за власть и ресурсы. В 90-е в этой среде шла «война всех против всех». При Путине были установлены некие правила (вернее понятия). Он является гарантом их соблюдения. По этим понятиям олигархи и уголовники в обмен на сохранение бизнеса не пытаются бороться за власть с правящими чекистами, а региональные кланы ходят под московскими. Именно за нарушение этих правил был наказан Фургал.

Хрупкий мир в преступной элите держится на страхе перед чекистской властью. К примеру, староолигархический Лукойл давно точит на Сечина огромный зуб и готов порвать его, при случае, в клочки, но вынужден терпеть безумства руководства Роснефти.

По мере сокращения кормовой базы господствующих кланов, обостряются противоречия между ними. Наиболее вероятен конфликт между чекистами с одной стороны и некоторыми ельцинскими олигархами, а также региональными группировками — с другой. Такой раздрай может дестабилизировать авторитарную вертикаль власти. Тогда ей будет сложнее подавлять растущее недовольство населения.

Игорь Эйдман