Образовывать, а не потакать!

«Подлинный реформатор, стремящийся вытащить Россию из пропасти, в которой она оказалась, вылечить ее, избавить от груза преступлений коммунистического и путинского режимов, должен быть готов к непопулярным мерам, образовывать народ, а не потакать его темным инстинктам», — полагает Вадим Зайдман.

Новый президент? Только не Навальный!

Суть лаконичной заметки Игоря Эйдмана «Навальный и империя» можно обозначить двумя позициями:

  1. При всем неоднозначном отношении к Навальному следует признать, что никто не сделал так много для дискредитации путинского режима внутри России и за рубежом, как он.
  2. Это ошибка, что если он придет к власти, то будет продолжать имперскую политику; наоборот, он будет современным политиком западного толка, стремящимся интегрировать Россию в западный мир.

С пунктом первым однозначно соглашусь, с той лишь поправкой, что Навальному следует присудить только серебро в деле дискредитации путинского режима. Золото — у самого Путина. А вот по пункту второму есть серьезные возражения.

Эйдман пишет: «Часто приходится читать, что, если Навальный придет к власти, он только усилит и модернизирует империю. Давайте перестанем фантазировать и обратимся к реальности».

Вот именно — давайте к реальности. Как раз уверенность Эйдмана в том, что Навальный «тесно интегрирован в западный политический истеблишмент» и не будет, придя к власти, «играть в какие-то имперские игры» — ни на чем не основанные фантастические предположения, можно сказать, благие пожелания автора. А реальность состоит в том, что Навальный — имперец до мозга костей.

Вот в этой моей статье вы можете прочесть полный комплект высказываний Навального о грузинской кампании 2008 года, где он одобряет бомбежки Грузии, вообще о его отношении к грузинам, которых он называет «грызунами», а Саакашвили называет грузинским Гитлером. Его роскошную цитату о «черножопой» азербайджанке — его соратнице по партии «Яблоко». Про Крым, который не бутерброд, я уж не вспоминаю.

Мне говорят: его националистические высказывания — это реверансы в сторону националистов, чтобы не потерять их поддержку, тем более это касается его позиции по Крыму, возвращение которого в родную гавань поддержали 86 процентов россиян. В этом же убежден и Игорь Эйдман: «Навальный сейчас по абсолютно прагматическим причинам не делает заявлений, которые могли бы настроить против него значительную часть накаченного казённым патриотизмом российского электората». Интересно, это сам Навальный шепнул на ушко Эйдману, что именно по этой прагматической причине он не делает такого рода заявлений? Откуда такая уверенность?

Высказывания Навального по Грузии (это записи в его ЖЖ) относятся к 2008 году, когда он еще не был таким привлекающим к себе всеобщее внимание политиком. Поэтому, полагаю, он просто записал в «Живом Журнале» свои соображения по поводу начавшейся грузинской кампании. А в 2013 году, кстати, когда его спросил об этом Айдер Муждабаев, он полностью подтвердил свою позицию 2008 года, высказав лишь сожаление о том, что назвал грузин «грызунами»:

«Да, назвал грузинов «грызунами» в посте о войне, о чем сожалею. Это некрасиво и на самом деле нивелировало весь пост. Под всем остальным написанным тогда подписываюсь».

Что касается «черножопой», то сказано это было еще в 2000 году, когда Навальный вообще никому не был известен, кроме своих коллег-яблочников. В этом высказывании выразилось все его националистическое нутро. И не сомневаюсь, что он, в 2008 году поддержавший агрессию против Грузии, в 1999–2000 годах тем более с одобрением отнесся к бомбежкам Чечни (уж если даже Борис Немцов тогда поддержал их…).

Но — допустим! Все эти националистические и погромные высказывания Навального — исключительно ради того, чтоб сохранить поддержку максимального количества россиян, всех слоев населения.

А почему вы считаете, что, став президентом, он перестанет заботиться о своем рейтинге? — Он еще больше будет заигрывать с электоратом!

Беда России в том, что ее руководители именно идут в фарватере настроений большинства россиян, а Путин так вообще потакает самым низменным инстинктам толпы. В то время как подлинный реформатор, стремящийся вытащить Россию из пропасти, в которой она оказалась, вылечить ее, в том числе от груза преступлений коммунистического и путинского режимов, должен быть готов к непопулярным мерам, образовывать народ, а не потакать его темным инстинктам.

Немцев после Второй мировой войны, можно сказать, ломали через колено, чтобы вылечить их от 12-летнего нацистского дурмана. Строем, как школьников, водили в кинотеатры, показывали им хронику концлагерей, чтобы они увидели, что творилось их именем — и только тогда на выходе давали продпаек. И эта работа, по избыванию нацистского прошлого, продолжается в Германии и по сей день, хотя наверняка и сегодня есть недовольные такой политикой.

Главная, глубинная причина, по которой у демократов после победы над путчистами в 91-м году ничего не получилось и дело в итоге закончилось Путиным, — это то, что, сломав хребет коммунистическому монстру, в эйфории победы решили, что дело сделано, возвращение к прошлому невозможно — и оставили нетронутой имперскую матрицу. Но проблема-то, главное зло, кощеева игла была именно в ней, а не в собственно коммунистическом режиме. СССР был одной из реинкарнаций Российской империи, в самой чудовищной ее форме.

Без слома имперской матрицы — не будет того, что некоторые российские либералы называют «прекрасной Россией будущего». Россия так и продолжит ходить по заколдованному кругу, в котором короткие периоды оттепели будут сменяться долгими заморозками.

Задайте вопрос самим себе: Алексей Навальный, с таким набором имперских установок — вне зависимости от того, выстраданные ли это его убеждения или всего лишь высказывания в угоду настроениям большинства россиян, — будет готов сломать эту матрицу? И если Российская империя после Путина начнет попросту сыпаться — осознает ли он объективность и необратимость этого процесса или попытается задержать ход истории, в том числе силой (и, как следствие, кровью)?

Есть и сопутствующие вопросы. Готов ли будет президент Навальный разогнать ФСБ (не говоря уж о том, чтобы устроить над ней суд)? — В этом тоже есть большие сомнения, в связи с совершенно непроясненными (даже мутными), но ясно, что совершенно нетрадиционными его отношениями с этой «славной» организацией.

Как будет обстоять дело с люстрацией? — Или опять начнутся крики «не допустить охоты на ведьм!», под шумок которых вся путинская «элита», переобувшись на лету, чудесным образом окажется встроенной в новую демократическую реальность и места под солнцем?

Что же касается предположения Игоря Эйдмана о том, что президент Навальный, несмотря на то, что Крым — не бутерброд, без лишних разговоров вернет его Украине, потому что иначе Запад не примет Россию в сообщество цивилизованных стран — то здесь тоже большие сомнения. Вспомните, какие авансы выдавались Западом Ельцину за то, что, как Западу казалось, Ельцин ведет Россию по пути демократизации. И закрывались глаза на его ошибки и совершенно очевидные преступления, в том числе против человечности в Чечне. Вы думаете, стань Навальный президентом, Запад будет в меньшей эйфории от того, что Путин наконец-то сгинул и президентом стал прозападный вменяемый политик? И, в эйфории, не согласится с мнением этого президента, признающего в принципе, что Крым был оттяпан бандитскими методами, что вопрос его практического возвращения — «не такой простой, не такой быстрый, надо считаться с мнением людей, Крым — не бутерброд…»?

Да, Навальный хорош как разрушитель путинского режима. Вот бы этим ему и ограничиться! «Мавр сделал свое дело…» Это очень редко бывает в истории, что разрушитель становится хорошим строителем, реформатором.

Ленин был разрушитель царской империи — а что он и его наследники создали на обломках этого самовластья? — Самовластье еще более свирепое. Ельцин сломал хребет коммунистическому монстру… и привел страну к путинизму.

Просто поразительно, как россияне, дважды уже обжегшиеся на том, что создавали себе кумира — сначала Ельцина, потом Путина — готовы вновь наступить на те же грабли, закрывая глаза на очень тревожные моменты в биографии и мировоззрении Навального.

Ельцин ведь стал кумиром россиян / советских людей за свою бунтарскую разрушительную деятельность времен перестройки, сравнимую с нынешней деятельностью Навального. Много ли в эйфории после победы над ГКЧП было людей, прозревавших, чем это все закончится? И многие ли тогда прислушались бы к голосам тех немногих, кто предупреждал бы от бездумного некритичного отношения к Ельцину?

А как в 99-м году отказывались прислушиваться к тем немногим, кто выражал сомнения в Путине, потому что он выкормыш КГБ. Сомневающимся говорили: ну что вы, это же вам не сталинского разлива чекист, он же представитель молодого поколения спецслужб, он совершенно современный, он же был в команде демократа Собчака, он же преемник Ельцина и потому будет продолжать его курс на демократизацию России.

Вот конкретика, как уговаривали сомневающихся. Из книги Александра Гольдфарба и Марины Литвиненко «Саша, Володя, Борис… История убийства»:

…На три летних месяца политический метаболизм России ежегодно перемещается в зеленый дачный пояс Подмосковья. В один из теплых вечеров в самом начале июня на дачу президента «НТВ» Игоря Малашенко пожаловали гости — неразлучная кремлевская парочка Таня-Валя. Они приехали не просто так, а с важной миссией: выяснить, что думает Малашенко о Путине. Можно ли рассчитывать на поддержку «НТВ», если он будет назван престолонаследником?

— Я был в ужасе, — рассказывал мне (А. Гольдфарбу. — В.З.) Малашенко много лет спустя. — Я сказал им: ведь он же кагэбэшник. Как можно ставить кагэбэшника? Это преступная организация!

— Но ты ведь с ним даже не знаком, — возразили Таня-Валя. — Он совсем не такой. Он демократ. И на сто процентов преданный человек. Он не сдал Собчака и не сдаст нас. Папе он очень нравится.

А вот из той же книги о Березовском, пригревшем эту змею на своей груди. О том, как он глушил сомнения по поводу Путина не столько даже в других, сколько в самом себе:

…сомнения терзали Бориса почти месяц. Правильно ли Ельцин выбрал «преемника»? Может, еще не поздно поискать другого? Основной посыл «семьи» заключался в том, что Путин «перековался» после того, как оставил службу в Конторе в 1991 году. Под патронажем легендарного Собчака он искренне перешел в лагерь демократов. Когда семь лет спустя он вернулся в ФСБ директором, то пришел туда уже как реформатор, член Ельцинской команды. Но так ли это? Бюст Дзержинского [на столе премьер-министра] все не шел из головы Бориса — зачем он его с собой таскает? Неужели по-прежнему в душе чекист?

Борис поделился своими сомнениями с Ромой Абрамовичем и попросил его съездить в Петербург на день рождения Путина. Если Контора до сих пор властвует над душой и сердцем кандидата, то это, безусловно, должно проявиться в стилистике праздника.

Вернувшись с разведзадания, Рома его успокоил.

— Никаких чекистов вокруг не наблюдается, — отрапортовал он. — У Володи нормальная компания, интеллигентные ребята его возраста, в джинсах, играют на гитаре. ГБ и не пахнет…

Давайте теперь будем уговаривать себя, что имперство Навального — это миф, что он давно пересмотрел свои взгляды и стал либералом западного толка? Будем в очередной раз рисковать, двигая в президенты России человека с таким послужным списком имперско-националистических взглядов?

Не сомневаюсь, Алексей Навальный — хороший парень, с ним наверняка приятно провести время в одной компании. Он делает полезное дело, выявляя коррупционеров, демонстрируя всему миру преступную сущность путинского режима. В команде президента постпутинской России он, наверное, был бы на своем месте в качестве руководителя антикоррупционного комитета — но ни в коем случае не президента. Это не нужно в том числе ему самому — если он хочет остаться в истории России положительной фигурой, а не наломать дров.

Потому что подзадержавшейся в истории Российской империи менее всего на посту президента, когда сгинет Путин, нужен человек с такими имперскими взглядами, как Алексей Навальный. Если, как советует Эйдман, перестать фантазировать и обратиться к реальности, то следует признать: имперство не лечится, бывших имперцев, как и бывших чекистов, не бывает — сколько бы Навальный и его апологеты ни уверяли нас и западный политический истеблишмент, что он изжил в себе имперство и национализм. (Кстати, по-моему, это все за него выдумывают его сторонники; я ни разу не слышал от самого Алексея, чтобы он как-то дезавуировал свои прежние взгляды.)

Имперство, растворенное в крови,
Неистребимо, как сама природа.

Вадим Зайдман