Предавать истины — предавать публику

«Гражданская позиция большого художника была и остается для нас значимой, важной. Нельзя отделять художника от нее. Если его поведение вступает в противоречие с отраженными в его произведениях вечными истинами, он предает и себя, и нас», — полагает Александр Скобов.

Зверства режима — вина и «культурной элиты»

От многих моих подчеркнуто «неполитических» знакомых я не раз слышал, что гражданская позиция большого художника по актуальным для его времени вопросам вообще не имеет никакого значения. Он — про вечные истины, по сравнению с которыми наши текущие политические дрязги в упор не видны. Служитель муз может в текущей политике творить, что угодно и вести себя как угодно. Это все забудется. В истории он останется тем, что создал в плане вечных истин.

Нет, это не так. Данный взгляд восходит к позиции той части советской интеллигенции, которая противопоставляла «мир вечной красоты» нашей грязной низменной жизни, потому что в высоком искусстве стремилась спрятаться от окружающей политической мерзости. От реальности, в которой им самим приходилось, скажем так, на многое закрывать глаза. Если называть вещи своими именами, это позиция конформистов, трусов и лицемеров. От нее и идет вот это: «Любая политика — грязь. Фу!»

На самом деле так называемые «вечные истины» — это и есть истины про наши текущие низменные политические дрязги. Про человеческие страсти в них. Про подлость и порядочность. Про трусость и отвагу. Про корысть и бескорыстность. Про жажду унижать и непобедимое стремление к свободе. Реальная политическая история человечества — это самое эпическое произведение искусства про вечные истины.

Художник знает про эти истины больше среднестатистического обывателя. Он более тонко чувствует, как они проявляются в нашей повседневной жизни. Поэтому и спрос с него больше. Поэтому гражданская позиция большого художника была и остается для нас значимой, важной. И нельзя отделять художника от его гражданской позиции. Если его поведение вступает в противоречие с отраженными в его произведениях вечными истинами, он предает себя и нас. Нас, потому что его произведения становятся частью нашего мира, формирующего наши личности, наши ценности.

Когда-нибудь историки по достоинству оценят роль верноподданничества «мастеров культуры» в становлении и «заматерении» омерзительного, скотского путинского режима. Как пел Александр Галич, «подобьют на счетах итог». И увидят, что если бы «культурная элита» вела себя иначе, этот морок рассеялся бы гораздо быстрее. И мы пока даже не можем предположить, сколько человеческих жизней и судеб было бы спасено.

Александр Скобов (в сокращении)