Впереди — схватка

«Санкционное давление Запада, усиливающаяся неадекватность нацлидера, массовые протесты в российских городах, углубление экономического кризиса — все эти обостряющиеся проблемы могут усилить противостояние между различными олигархическими группами и даже привести их к масштабной схватке за соб­ствен­ность, которая фатально дестабилизирует режим», — прогнозирует Игорь Эйдман.

 

«Одни преклоняются чинам, другие — героям, третьи — силе, четвертые — богу, и спорят из-за этого между собой; но все они единодушно поклоняются деньгам» (Марк Твен).

 

Бомба замедленного действия

Главная угроза стабильности режима — не уличные протесты и не «умное голосование», а обострение противостояние между путинской олигархией и олигархами, сохранившимися со времен Ельцина.

Российская бизнес-олигархия состоит из двух больших групп:

  1. выдвиженцы Путина (Сечин, Миллер, Ротенберги, Тимченко, Ковальчуки, Чемезов, Шамалов и т.д.), работающие в кооперации с действующими силовиками (Патрушев, Бортников, руководство спецслужб и силового блока);
  2. олигархи из ельцинской эпохи (Фридман, Алекперов, Мордашёв, Михельсон, Вексельберг, Лисин, Прохоров, Усманов и т.д.), в той или иной степени связанные с некоторыми высшими чиновниками (Медведев, Набиуллина, Кудрин и т.д.), но имеющие во власти позиции намного слабее, чем у первой группы.

Промежуточное положение занимают те ельцинские олигархи, которые давно связаны тесными личными отношениями с Путиным (Абрамович, Дерипаска, Авен, Потанин).

Мне приходилось общаться с некоторыми из ельцинских олигархов в конце 90-х — начале 00-х. Они по преимуществу прозападно ориентированы, но не либералы, а скорее сторонники сильной авторитарной власти, способной защитить «прихватизированную» собственность. И уж точно они и не урапатриоты. Их интересуют деньги, а не бред национального величия. Как бизнесмены они заинтересованы в хороших отношениях с западными странами, любые международные осложнения бьют их по карману.

К российским спецслужбам эти олигархи относятся негативно настороженно. Они привыкли по 90-м годам, что чекисты за деньги оказывают охранные и разведывательное услуги, но не диктуют условия. Сейчас ситуация изменилась.

Ельцинских олигархов очевидно не радует, что они попали в зависимость от силовиков, которые в любой момент могут начать на них охоту.

Ельцинские олигархи тесно интегрированы в экономику западных стран и им не может нравиться авантюристическая политика Путина, приводящая к санкциям, от которых сильно пострадал, например, Вексельберг.

В общем, по целому ряду причин они мотивированы противостоять агрессивному экспансионистскому курсу, но боятся это делать. У них есть огромные финансовые, существенные силовые ресурсы (служба безопасности любой олигархической компании — по сути, небольшая спецслужба), но они беззащитны перед всесильным путинским карательным аппаратом.

Путинские олигархи не то, что хуже (и те, и другие — преступники), но опаснее для мира, чем ельцинские. Многие из них имеют правоконсервативные, клерикальные, имперско-патриотические взгляды (Константин Малафеев, Константин Голощапов, Игорь Алтушкин и др.). Некоторые путинские олигархи выполняют черную работу для спецслужб в гибридной войне против Запада (тот же Малафеев, Евгений Пригожин, Владимир Якунин, Александр Бабаков и т. д.).

Путинские олигархи и связанные с ними силовики считают себя обделенными тем, что большая часть сладких кусков собственности ушла в 90-е ельцинскому олигархату. Сечин, например, давно точит зубы на Лукойл. Конфликт между Роснефтью и этой корпорацией тлеет уже не первый год.

«Бизнес-чекисты» хотели бы экспроприировать собственность ельцинских олигархов в свою пользу. Но Путин такие экспроприации позволяет только в исключительных случаях (Юкос, Башнефь и т. д.). Он пока не дает своим преданным псам разорвать богатых ельцинских «коров», но разрешает доить их, то есть собирать дань за «крышу».

Однако путинские «бизнес-чекисты», судя по всему, не успокоились, продолжают готовить новый большой передел и не потеряли надежду получить от Путина отмашку на это.

Политические интересы чекистских олигархов в конфликте с ельцинскими отстаивают русские нацисты и клерикалы, типа Прилепина, Бородая, Проханова, Дугина, Глазьева и т. п. Они, при необходимости, подведут идеологическую базу под новый передел собственности.

Санкционное давление Запада, усиливающаяся неадекватность нацлидера, массовые протесты в российских городах, углубление экономического кризиса — все эти обостряющиеся проблемы могут усилить противостояние между различными олигархическими группами и даже привести к масштабной схватке за собственность, которая фатально дестабилизирует режим.

Игорь Эйдман