Цель наших судов — воспитывать страх

«Скорость, с которой проходят суды и выносятся приговоры, лишь подчеркивают их связь с методами террора — это практические сталинские тройки. Противостояние полицейско-судебному террору и политическим репрессиям — остается главной политической повесткой», — написал Кирилл Рогов.

Вынесенные приговоры противоречат конституции

Вынесенные в последние дни московскими судами приговоры ни в коей мере не являются правовыми. Все они — это чистые примеры политических репрессий и полицейско-судебного террора.

Приговор Котову — это преступление. Граждане имеют право на мирный протест, а уголовное преследование за реализацию этого права — это акция устрашения (террора). Не существует правовых логик, в которых этот приговор может быть оправдан. Кроме того, он категорически противоречит российской конституции.

Акциями устрашения, безусловно, являются и вынесенные приговоры по 318 статье. Они призваны закрепить ситуацию, при которой любые избиения и издевательства, намеренный садизм со стороны полиции являются нормой, а любые, даже воображаемые попытки сопротивления им объявляются уголовным преступлением. Это также не имеет отношения к праву и закону. Но имеет непосредственное отношение к деспотии и практикам террора.

Полицейские постоянно, избивая задержанных или демонстрантов, одновременно, чтобы избежать ответных исков, вменяют им 318 статью. И суды последних дней имеют целью укрепить эту практику, расширить ее и продемонстрировать полиции, что она имеет право вести себя так. Эти суды имеют единственной целью воспитать в гражданах страх и смирение перед неправовым насилием над ними и произволом со стороны полиции и государства.

Скорость, с которой проходят суды и выносятся приговоры, лишь подчеркивают их связь с методами террора — это практические сталинские тройки.

Противостояние полицейско-судебному террору и политическим репрессиям — остается главной политической повесткой на сегодня. Именно здесь, а не в выглядящем на этом фоне все более игрушечно «умном голосовании» решается вопрос о той траектории, которую примет политический режим, и о том фактическом порядке, при котором российским гражданам предстоит жить в будущем.

Кирилл Рогов