Народ важнее тер­ри­то­рии

«Семь лет назад была совершена историческая ошибка. По­ли­ти­че­с­кая и мировоззренческая. Борьба за территории — это рудимент 19 века и глубже. Это примитивное про­чте­ние истории. 21 век — это борьба за людей», — полагает Эль Мюрид.

 

«Действительность — это не только ручей, который струится у нас перед глазами, но и его первопричина, невидимый источник, скрытый глубоко под землей» (Х. Ортега-и-Гассет).

 

Борьба за людей проиграна

Проблема Крыма выглядит предельно очевидной. Жесткая международная позиция по поводу непризнания его вхождения в состав России сделала эту проблему абсолютно тупиковой. Переговоры по ней исключены, а значит — нет пространства решений, нет никакой возможности создать компромисс и на его основе зафиксировать тот или иной результат.

Подобного рода ситуации являются триггером — то есть, системой, способной длительно находиться в одном из двух устойчивых состояний. Причем как только одно состояние перестает быть устойчивым, система немедленно переходит в другое — устойчивое. Переключатель — либо «вкл.», либо «выкл.»

До тех пор, пока Россия будет иметь возможность удерживать Крым силой (а его принадлежность к России обусловлена только силой и ничем иным), он будет фактически принадлежать ей. Как только возможность силового удержания будет исчерпана, Крым немедленно изменит свой статус и свою принадлежность. (Кстати говоря, возвращение обратно на Украину — не обязательный итог такого изменения.)

Семь лет назад была совершена историческая ошибка. Историческая, политическая и мировоззренческая. Борьба за территории — это рудимент 19 века и глубже. Это примитивное прочтение истории. 21 век — это борьба за людей, но люди для путинской элиты — это не база развития, это всего лишь «новая нефть», которую можно качать и перекачивать в свои бездонные карманы. Приложение к территории.

Поэтому они проигрывают любую борьбу за людей буквально вдрызг и навылет. И тот же Крым — весьма показательный пример. Крымчанам нет смысла рассказывать, из какой социальной группы рекрутировано нынешнее руководство Крыма. (И какие «погоняла» у этого руководства были совсем в недавнем прошлом.)

Теперь вариантов у Кремля нет — нужно держать захваченную территорию, причем даже не очень понимая, зачем она. «Чтобы туда не пришли солдаты НАТО!» — гласит официальная легенда. (Впрочем, это никак не мешает самолетам НАТО висеть буквально вдоль российской границы и береговой линии прямо сейчас.)

Как только режим начнет рассыпаться, силовой ресурс хотя бы на время будет утрачен, вопрос с Крымом будет решен практически в один момент. И заявления МИДа в этот момент никакой роли играть не будут.

Эль Мюрид