Парадокс «токсичной маскулинности»

«Обезьянья вспыльчивость ушла в прошлое, но ее заменила способность к сотрудничеству ради планомерного завоевания и уничтожения других. Холокост — это плод хладнокровной кооперации», — написал в своем блоге Михаил Пожарский, отстаивающий попранные права цивилизованных альфа-самцов.

Настоящие столпы тоталитарного государства — не редчайшие альфа-самцы, а пассивное, безропотное большинство. Развивая эту мысль дальше, можно сказать, что на верхушке может находится не врожденный альфа-самец, а лишь ловкий имитатор его поведения. И действительно, современная психология полностью подтверждает это заключение.

Зло и агрессия — не одно и то же

Наверняка, многие читавшие популярных авторов в области биологии, знакомы с гипотезой Оуэна Лавджоя: как эволюция предков человека пошла по пути снижения агрессивности. Самки выбирали менее маскулинных и более заботливых самцов. В результате у предков человека исчезли острые клыки (они сохранились у шимпанзе), снизился общий уровень агрессии и возросли способности к совместным действиям, кооперации.

Обычно эту гипотезу подают, как аргумент в пользу того, что люди — милые и пушистые. Примерно о том же любит рассказывать и Стивен Пинкер. Но вот в новой книге приматолога Ричарда Рэнгема «Парадокс доброты» дается иная и очень занятная интерпретация этого процесса. Действительно, эволюция повела человеческий вид по пути снижения агрессии, кооперации и феминизации. Менее агрессивные особи научились объединяться против агрессивных альфа-самцов, а затем изгонять и казнить их. Древний коллектив победил единоличную диктатуру.

Однако эта кооперация породила на свет иные формы насилия. Одомашненные люди изобрели военное дело. Обезьянья вспыльчивость ушла в прошлое, но ее заменила способность к сотрудничеству ради планомерного завоевания и уничтожения других. И ведь действительно: Холокост — не плод эмоциональной агрессии или, как ныне говорят, «токсичной маскулинности». Это плод хладнокровной кооперации.

Это можно также сопоставить с длительной традицией исследования конформизма в социальной психологии, однако это уже отдельная тема. А пока — на заметку носителям той наивной точки зрения, будто жизнь станет прекрасна, стоит лишь нам добить остатки «токсичной маскулинности», взрастить в людях побольше эгалитаризма и эмпатии. Возможно, все наоборот.

Михаил Пожарский