Рынок при диктатуре: некачественные товары и нищета

«Реальный рыночный сектор в таких условиях невозможен. Только госпредприятия. К ним нынешнее руководство и стремится, чтобы все контролировать. А это валовая отчетность, низкое качество продукции, низкая зарплата работников», — заметил в своем блоге Сергей Рогов.

Вне капитализма, вне цивилизации

Уважение к частной собственности — это не когда свое считают своим, а когда чужое чужим. С этого начинается цивилизация, основанная на индивидуализме. Вступила ли в нее Россия?

В догосударственную эпоху были начатки частной собственности. Шалаш, жена, дети , оружие, твоя часть добычи после дележа забитого оленя. Сохранность собственности гарантировалась традицией. Понятно, что этот гарант не был прочным. Все лучшее принадлежало вождю и доминантным особям по праву сильного. Никакого равенства в каменном веке не было. Низкоранговым членам племени даже жена не полагалась.

Далее, мир вступил в эпоху восточных деспотий. Вождь стал царем, доминантные особи сатрапами областей. Судя по законам Хаммурапи, собственность охранялась государством. Особое положение царя и приближенных закреплялось в сословных привилегиях. Фактически, все принадлежало царю, поскольку его власть не ограничивалась ничем.

Принцип управления Россией мало чем отличался от принципа управления персидской империей 3000 лет назад. В таком положении Россия просуществовала до ЕкатериныII. Готторпская династия инжектировала небольшую порцию индивидуализма. Дворянство освободили от службы, подарили землю, ранее принадлежавшую царю. Разрешили предпринимательскую деятельность. В моду вошли дуэли, в которых можно было отстоять достоинство. (Кто какое имел: кто-то защищал животное достоинство альфасамца, а кто-то человеческое.)

В 1861 частную собственность разрешили иметь всем. Но сельской общине это не понравилось. Она поддержала партию большевиков. В итоге, в 1917 Россия вернулась на 2 века назад, в Московию. Индивидуализм и частную собственность отменили. Культурные наработки петербургского периода наполовину спустили в унитаз. Прошло время и сельская община переехала в город. Опоры у коммунистов не стало. Своими руками они разрушили коллективизацию.

В 1991 снова разрешили частную собственность. И сейчас есть что то похожее, но права на нее не защищены ничем: ни традицией, ни уважением населения к собственности, ни судом. Четкой границы между частной и государственной собственностью нет. Государство в любой момент может забрать, что захочет. Просто, по праву сильного, как в каменном веке.

Реальный рыночный сектор в таких условиях невозможен. Только госпредприятия. К ним нынешнее руководство и стремится, чтобы все контролировать. А это валовая отчетность, низкое качество продукции, низкая зарплата работников.

Производить страна не умеет, умеет только охранять и владеть тем, что охраняют. А для охраны нужна сила, а не частная собственность (как во всем мире до капитализма).

Частная собственность — важнейший институт цивилизации. Без нее личность не может выделиться. А без становления личности не может осуществиться переход от полуживотного состояния к человеческому.

Сергей Рогов