Главный страх «элиток» — народ

«Больше всего их пугает «глубинный народ». Боятся, что сметем их. Барыньки на то и барыньки, «элита» на то и «элита», чтобы пугаться и страшилки про нас рассказывать. Это путинизм и есть», — уверяет Егор Седов.

Нам не нужны «элитки», считающие нас пеной!

Обычно к 19 августа этот вопрос как-то сам собой появляется: отчего же это не озвучивалось выражение «Августовская революция»? Почему тогдашние (а во многом они и сегодняшние) элиты боялись этого выражения, как огня?

Ну, вот Ксения Анатольевна Собчак нам всем (а не только Пархоменко с Богомоловым) на это ответила.

Вот как она ответила:

«Вы знаете,что вы мне очень симпатичны, и я считаю, что у вас с Костей общего гораздо больше во всех смыслах чем с Навальным или Соболь. В итоге два интеллигентных еврейских мальчика с**тся по поводу какой-то революционной пены из Балашихи, которая если придет к власти сметет их обоих на х**».

Конечно, это интересно послушать: совсем не «пена», а «элитарная» барынька разговаривает матом. Она не ругается, она так разговаривает. Стиль у нее такой.

Это она про Балашиху. Интересно, какие мудрые матерно выраженные мысли есть у нее про Шиес. Или про Кемерово. Или про мой любимый Сестрорецк. Думаю, есть…

Вот он и озвучен, главный страх «элиток».

Прежде это же озвучивала Симоньян. В той знаменитой цитате (у нее много знаменитых цитат, одно празднование Трампа чего стоило!) про честные выборы, на которых непременно победят какие-то «фашисты», которые непременно будут их «вешать». Страшилку поумнее она, конечно, придумать не могла.

Больше всего их пугает «глубинный народ». Не нас, нас-то чего, мы и сами — он. Их это пугает. Боятся, что сметем их. Хотя в физическом плане представлять такое — очень глупо. Могли бы посмотреть социально-демографическую ситуацию в Российской империи (соотношение крестьянства и горожан, средний возраст, среднее число детей в семьях), сравнить с нынешней, выводы сделать… Ну, видимо, барыньки на то и барыньки, «элита» на то и «элита», что пугаться и страшилки про нас рассказывать они могут, а делать какие-то логические умозаключения — вряд ли.

А вот что касается прочего… Снесет, непременно. Причем это — объективный процесс. Причем мировой. Боишься, нет ли — все равно. Просто придут и скажут: а видите, Ксения, вон ту продавщицу на кассе в магазине для не самых богатых? Так вот, Ксюша, она РАВНА вам. Нет, не в богатстве или известности (хотя одно и второе — вещи преходящие). Перед законом, перед обществом, перед выборами — и перед Богом, если вы в Него веруете. А вон, Константин, поглядите на того пенсионера… Он РАВЕН вам, режиссеру. Ибо нету больше разделения на «элитки» и «простонародье». Идите же с этим новым знанием… ну, туда, куда сами друг друга посылаете.

Ничего более. Просто нам не нужны «элитки», считающие нас пеной. Все эти засидевшиеся на эстраде «звезды». Телеголовы. Режиссеры, выступающие (в качестве хобби?) на тусовочной радиостанции против вполне справедливых протестов. Сама эта их «тусовочка» без принципов.

И их социальная иерархия нам тоже без надобности.

Собственно, ведь это путинизм и есть. Даже без Путина Собчак отлично его транслирует. Есть, мол, только интересы высокомудрых «элит», а что в той же Нёноксе люди живут, как в XIX веке, только при радиоактивной опасности — пофиг, это же «пена»! Толпо-элитаризм = путинизм.

Это им до демократии казачьего круга, артели мастеровых или «здравого русского веча» очень далече. Нам — рукой подать.

С другой стороны, спасибо Ксении Анатольевне. Люди много говорят о том, как протест распространить вширь. А она своими высказываниями про «пену» и Балашиху это успешно делает, хочет того или нет.

Егор Седов