Выход укажет… куль­ту­ра

«Культура мирового класса, стремится сохраниться и спастись, мобилизуя все свои ресурсы. Поскольку продолжение нынешних тенденций явно все гробит (как застой конца 70-х), то культура мо­жет найти вариант выхода из ту­пи­ка, начав новый «цикл ис­то­ри­чес­кой ин­вер­сии», — предрек Евгений Ихлов.

 

«Нет ничего неотвратимее невозможного: всегда предвидеть нужно именно непредвиденное» (В. Гюго).

 

Не бросать Россию в беде!

Я не могу возразить против эмиграции тех, кто спасается от сфабрикованного уголовного преследования (по причинам политическим и связанным с бизнесом).

Я поддерживаю отъезд тех, кто видит, что только на Западе они могут достичь нужного уровня в своих профессиональных сферах — науке, преподавании. Там они обогащают мировую цивилизацию.

Но я обращаюсь с просьбой не эмигрировать к тем, кто считает, что им не хватает политических свобод.

Прежде всего скажу, что нигде, кроме Израиля (ставшего поистине другой Россией), вы не получите возможности равноправного участия в политической жизни.

Опаснее всего в России тем, кто защищает местные интересы: от загрязнения природы, от точечной застройки, от разворовывания бюджетов. Тем, кто визитирует заключенных, бьет тревогу по поводу пыток и убийств. Но именно вот такой деятельностью в эмиграции заниматься нельзя. А призывы стоять за свободу и достоинство из безопасного далека звучат куда менее убедительно.

Хуже того, зависимость от местных эмигрантских боссов (политических, издательских) может быть не менее тягостной, чем оглядки на госбезопасность, «эшников» и работодателей. 30 лет назад об этом феномене эмигрантского конформизма писал Василий Аксенов, о том, как люди, бросавшие вызов КГБ, вынуждены пресмыкаться перед владельцем эмигрантской газетки. О вполне «советской» атмосфере в редакциях «голосов» очень темпераментно писал диссидент Владимир Белоцерковский. Поэтому эмиграция не принесет ни интеллектуальной, ни духовной, ни политической свободы.

Но самое главное. Я призываю верить в чудо возрождения России. У меня есть только три довода:

  1. Культура мирового класса, к которой, безусловно, принадлежит и Россия, стремится сохраниться и спастись, при этом, как больной организм, мобилизуя все свои ресурсы. И поскольку продолжение нынешних тенденций явно все гробит (как и застой конца 70-х), то культура может найти вариант выхода из тупика, начав новый «цикл исторической инверсии».
  2. Внутри всякой сложной социокультурной системы есть ее альтернатива, пока свернутая, или, если применить другое сравнение, как декорации следующего действия на обратной стороне вращающейся сцены. Поэтому довольно скоро все снова переменится, и так же «зеркально», как в конце 50-х, начале 90-х или середине 2000-х.
  3. В обществе явно сложился консенсус отрицания статуса кво. Пока он таится под паническим страхом перемен, но ощущение невыносимости существующих порядков как вопиюще несправедливых и унизительных разливается все шире, и в любой момент может вырваться наружу совершенно неостановимо.

И когда начнутся перемены, каждый честный (к другим не обращаюсь), умный, компетентный и энергичный человек будет на вес золота. Ведь надо будет строить государство заново. Снизу доверху. Вдоль и поперек. Компенсацией же за трудности и лишения этой работы будет огромная социальная востребованность.

Так что давайте не будем бросать Россию в беде.

Евгений Ихлов