Сюрприз для нас­лед­нич­ков

«Было бы очень верно, чтобы наследники Охранного отделения каждый день смотрели кого в точности приводят к власти их провокации, оч­ко­вти­ра­тель­ство, коррупция, пытки, сфабрикованные уголовные дела и вымышленные «сообщества» — утверждает в своем блоге Михаил Макогон.

 

«Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, оно не умело убрать своих последствий» (В. Ключевский).

 

Революционера — под нос жандармам

Говоря по совести, надо бы вернуть Феликса ровно туда, где был.

Феликс Дзержинский только 8 из своих 48 лет, хотя бы с формальной точки зрения, успел побыть государевым мужем и главой тайной полиции.

Все остальное время, с гимназической скамьи, Дзержинский — профессиональный революционер. Он буквально ничем другим во взрослом возрасте не занимался, только раскачивал лодку.

Вся его карьера: пропаганда, агитация, участие в подпольных (экстремистских, между прочим) сообществах, заключения, ссылки, каторги, побеги и «подрывная работа из-за рубежа».

Список статей подследственных ФСБ — это и есть краткое изложение «трудового пути» Дзержинского и его подельников.

Из школьника — сразу в экстремисты, из них — в революцию, из нее — в большую государственную карьеру. Ночной кошмар телеканала «Россия-1».

Кстати говоря, забавно что Путин своим указом в 2014-м году вернул балашихинской дивизии внутренних войск, откуда в Москву приезжает Росгвардия, имя Дзержинского. С определенного угла зрения — это почти угроза: что может вырасти из тонкокостного хипстера от регулярных приложений дубья к хребту.

В этом вся прелесть нашей квантовой пропаганды, официального «консерватизма». Когда в один момент хочешь консервироваться в самодержавии, даже строишь себе потешный императорский дворец в лесу, в стиле Петра под номером три, с персональной церковью, и в марксизме-ленинизме, с которым всю жизнь прожил и всю карьеру сделал.

Когда не очень ясно: грузинский террорист Коба — он вот в какой момент бьется оземь и оборачивается Отцом народов Великим товарищем Сталиным.

Конечно, никакой Дзержинский ни на какую Лубянку не вернется.

Но, вообще-то, это было бы очень верно, чтобы наследники Охранного отделения каждый день смотрели кого в точности приводят к власти их провокации, очковтирательство, коррупция, пытки, сфабрикованные уголовные дела и вымышленные «сообщества», чем оборачивается продажа политическому руководству революционных угроз и воображаемая с ними борьба.

Поставить под носом жандармам того, кто непосредственно уничтожением жандармов руководил — что-то в этом есть.

Михаил Макогон