Победил «испанс­кий стыд»

«Выяснилось то, что стало главной причиной, по какой Байден запросил личную аудиенцию у Путина, уговаривал его приехать в Женеву, рекламировал его два месяца на весь мир, сдал Путину все, что мог», — утверждает Андрей Илларионов.

 

«Страх, не умеряемый смелостью, делает человека трусом; смелость же, не умеряемая страхом, производит гибельную дерзость и буйство» (К. Ушинский).

 

Профессионал показухи подал прошение

Выяснилось то, что, возможно, стало главной причиной, по какой Байден запросил личную аудиенцию у Путина, уговаривал его приехать в Женеву, рекламировал его два месяца на весь мир, сдал Путину все, что мог, — от «Северного потока 2» и членства Украины в НАТО до прав человека в России и вмешательства в выборы в США — и, наконец, упал перед ним на колени в Женеве.

Об этой причине, то есть о том, где лежат его так называемые «красные линии», о которых так много говорилось накануне, Байден сам рассказал на своей пресс-конференции 16 июня:

«Еще одна область, какой мы уделили много времени, — это кибер и кибербезопасность. Я говорил о предложении, что определенная критическая инфраструктура должна быть закрыта для атак».

Как известно, накануне Байден неоднократно грозил, что будет жестко отвечать на кибератаки из России, если они не прекратятся. Как видим, он и ответил. По-байденовски.

Путин милостиво пообещал разобраться и начать разбор его прошения:

«Договорились, что такие консультации мы начнём. Мы считаем, что сфера кибербезопасности является чрезвычайно важной в мире вообще, для Соединённых Штатов…».

В ноябре 2019 года Байден лгал своим согражданам:

«Путин знает, что если я стану президентом Соединенных Штатов, то дни его тирании и попыток запугать Соединенные Штаты и страны Восточной Европы закончились. Я буду противостоять ему… Я знаю, что он не хочет, чтобы я стал президентом. Но должен сказать вам, что, когда я буду президентом, все изменится».

Нашлось немало идиотов — в США, во всем мире, и в «российской оппозиции», которые поверили этому профессионалу по показухе.

Андрей Илларионов