Пастухи сторожат, а волки стерегут

«В будущем постпутинском демократическом правительстве он был бы вполне на своем месте в качестве председателя антикоррупционного комитета. Но не надо, пожалуйста, делать из него Махатму Ганди или Андрея Сахарова», — попросил восторженных навальнистов Вадим Зайдман.

 

«Не полагайтесь на уважение и доверие человека, который, входя во все ваши интересы, не говорит вам о своих» (Люк де Клапье, маркиз де Вовенарг).

 

Функционер, но не нравственный лидер

Навальный может сейчас сколько угодно говорить что-то о правах человека, но веры ему, после всего наговоренного ранее, нет никакой. Или он считает, что одна эта его речь с самой общей формулой «коррупцию рождает пренебрежение к правам человека», обнуляет все его многочисленные националистические и имперские высказывания, к тому же ни единожды не дезавуированные?

Навальный напоминает мне известного пастушка, который много раз ложно кричал «Волки! Волки!», а когда волки действительно появились, на призыв пастушка уже никто не откликнулся: не поверили.

Для меня понятие «борец за права человека Навальный» — это оксюморон. Такова наработанная им за эти годы репутация.

У Навального все сведено к борьбе с коррупцией, даже эта его «грандиознейшая» речь. А непосредственно борьба с коррупцией — это, строго говоря, вообще не правозащитная деятельность. Часто на практике — это банальная борьба за власть.

И Лукашенко, идя во власть, «боролся с коррупцией», а Путин так все 20 лет служения на галерах только с ней и «борется». Но у этой гидры отрастают все новые и новые головы.

Я не против того, чтобы Навальный боролся с коррупцией — это хорошее и полезное дело. Я даже считаю, что в будущем постпутинском демократическом правительстве он был бы вполне на своем месте в качестве председателя антикоррупционного комитета. Но не надо, пожалуйста, делать из него Махатму Ганди или Андрея Сахарова.

Вадим Зайдман