Размышляя об утрате

«Она — большое явление в русской либеральной мысли. Философ, стоящий в одном ряду с западными идеологами демократии и ли­бе­ра­ли­зма. Человек, посвятивший свою жизнь борьбе за свободу и де­мо­кра­тию, за будущее страны», — написал Леонид Невзлин.

 

«Как считается исполненным безобразия и позора все то, что делается трусливо и развратно, или же недостойным образом, так мы называем нравственным, почетным, прекрасным все то, что совершается с отвагой, воздержанностью и достоинством» (Л. Бруни).

 

Назад в будущее — с Лерой

В России очень редко признают при жизни гениальных современников. Чаще ругают, презирают или изгоняют. Понимание приходит после смерти, с осознанием потери, сожалением, грустью, размышлением об утраченном. Авторитетов типа Сталина или Путина возвести на пьедестал, верить, поклоняться и рабски обожать — да. Понять и увидеть гения? Проще просить в него камень.

Сегодня исполнился бы 71 год Валерии Новодворской. К сожалению, я и сам слишком поздно осознал масштаб ее личности, ее идей. Она — большое явление в русской либеральной мысли. Философ, стоящий в одном ряду с западными идеологами демократии и либерализма. Человек, посвятивший свою жизнь борьбе за свободу и демократию, за будущее страны. Начав еще тогда, когда это было почти немыслимо — в период правления Брежнева.

«Нация освобождается от политики именно через политическую деятельность, как это ни парадоксально. Особенно если ей предстоит избавляться от тоталитаризма. Неумение мыслить политическими категориями не наша заслуга, а наша беда. (…) Почему Россия, объединившая в себе Запад и Восток, должна и далее кокетливо ссылаться на свой особенный путь, который до сих пор являлся для нее дорогой в никуда? Именно политическое просвещение страны для нас вопрос жизни и смерти», — писала она в 1985 году. Актуально, не правда ли? Как и сказанное в 2001 году: «1/7 часть суши — по-прежнему Зона. И не надейтесь, что лично вам позволят устроить пикник на обочине».

«Слабые люди, поставленные высоко, легко делаются злодеями» (Д. Писарев).

Но суть не только в обличении зла, в противостоянии диктаторам и тирании. Важно — куда идти, где — обретение свободы как цели. У Новодворской был ответ: «Когда мы захлебываемся от отчаяния и не видим впереди ничего, кроме ямы, когда нас справедливо шпыняют и честят на всех перекрестках Европы, когда путинская автократия тащит Россию в могилу, перед нами предстает он, Господин Великий Новгород, наше Несбывшееся, призрак иной жизни. Воланд у Булгакова самым убедительным доказательством Бытия Божьего считал седьмое: реальность, факт. Новгород — седьмое доказательство возможности нормального, западнического, европейского развития России».

Нам есть куда возвращаться, говорила Новодворская: к истокам, в Новгород, к нашей замученной и задушенной свободе. Есть над чем подумать и с чем — согласиться.

Леонид Невзлин