Протест по на­след­ству

«Послушал кого-нибудь, вроде попсовой Шульман, и уже все знаешь, — выскочил на улицу, включил фонарик и протестно моргай до опупения еще лет семьдесят. Детям и внукам можно передать этот протестный свет. Может быть, они доморгают», — надеется Алексей Мельников.

 

«Мы истинно свободны, когда мы сохранили способность рассуждать самостоятельно, когда необходимость не заставляет нас защищать навязанные и, в некотором роде, предписанные нам мнения» (Цицерон).

 

Разгром протестной улицы

Новая волна репрессий, поднятая 21 апреля, катится по стране, выхватывая незнакомых и известных порядочных и честных людей, загоняя их в «суды», выметая деньги из их карманов. Конца-края пока не видно, но, конечно, волна спадет. При умной политике, ставящей реальные цели, учитывающей возможную реакцию, не поддающейся на провокации.

В «оппозиционной среде» честный взгляд на вещи приравнивается к «сотрудничеству с путинским режимом». При том, что речь идет лишь об иной стратегии и тактике, об осознании реальных обстоятельств, в котором находятся в России критики власти, да и сама Россия в мире.

Хотят всего и сразу, быстро! Но «быстро только кошки родятся», как констатировал Бендер. У деморализованной бессмысленной, безрезультатной деятельностью, поражениями, постоянными неудачами, отсутствием перспектив группы людей, которая на практике поняла свое бессилие, закономерно рождается озлобление. Но направлено оно не против своих же тупых «лидеров протеста» с мозгами кошки. Не против каких-нибудь безответственных, по-честному глупых юмористов и «политологинь» с американской периферии.

Ругать «путинский режим» по новой бесполезно — его ругают без результата много лет. Поэтому находится тот, на кого можно наброситься без опаски, окрыситься, списать собственную глупость и недальновидность, обиду за провалы лидеров. Отсюда бьет родник нетерпимости.

Такова истинная причина озлобления на статью Явлинского «Без путинизма и популизма».

Глупый приезд Навального в руки к отравителям (говорили, что не надо) не привел к выходу на улицы десятков миллионов людей, которые, якобы посмотрели фильм о дворце и были возмущены (предупреждали, что не надо завышенных ожиданий). Навального арестовали, сторонников били, сажали, штрафовали. Так распоясались, что даже два полит-недоросля Волков и Жданов вынуждены были после 31 января свернуть призывы (тоже предупреждали, что не надо выходить 31-го). Посветили на прощание фонариками и — гуд бай!

Кто прав-то в итоге оказался? По результату?

Все кончилось крахом. И вот на тебе — нашли виноватого! Явлинского! Вылили на него свое раздражение и злость. Он, видите ли, «раскалывает», Навальный «не может ответить» (чуть не каждый день шлет вести через адвокатов) и тому подобная чепуха, истинная причина которой — не соответствие своих ожиданий результатам.

«Профессия вождя — точное соотнесение обещаний с их выполнением» — говорилось в известном фильме. Здесь же, даже и непонятно, что обещается — какой-то бессмысленный, демонстративный уличный трэш с чувством самоудовлетворения от того, что «вышел», «нас много», «мы по всей стране».

Как будто решал в школе на уроке математическую задачу, не решил, но зато много сидел над ней. Не справился? Два балла. Если не ты один такой был, а половина класса не решила — оценка та же для всех не решивших.

Политика — это же так просто. Здесь и учиться не надо. В ней все разбираются, начиная со школьной скамьи. В лучшем случае, послушал кого-нибудь, вроде попсовой Шульман и уже все знаешь — выскочил на улицу, включил фонарик и протестно моргай до опупения еще лет семьдесят. Детям и внукам своим можно передать этот протестный свет. Может быть, они доморгают.

Алексей Мельников