Пропаганду вытесняет насилие

«Политическое насилие со стороны режима неизбежно будет нарастать по мере того, как будет слабеть воздействие официозной пропаганды и переставать работать механизмы нравственного развращения общества конформизмом, приспособленчеством. Нет иного пути, кроме сопротивления», — утверждает Александр Скобов.

Репрессии будут усиливаться

Происходящее на наших глазах резкое усиление репрессий конечно же не является самодеятельностью отдельных держиморд, которых можно приструнить, убедив Кремль проявить здравый смысл. Не является оно и следствием растерянности и паники в Кремле, как считают многие. У нового «закручивания гаек» есть совершенно объективные причины.

 

Режим инстинктивно стремится преодолеть противоречие между своей глубинной сущностью, все более очевидно фашистской и все более отвердевающей, и ее оболочкой, которая по-прежнему имитирует вполне западную либеральную парламентскую демократию. По мере того, как эта оболочка становится режиму все более ненужной и, напротив, начинает все больше мешать, она будет продолжать оползать.

 

Это не реакция на какую-то конкретную ситуацию, например, возникшую в связи с выборами в Мосгордуму. Политическое насилие со стороны режима неизбежно будет нарастать по мере того, как будет слабеть воздействие официозной пропаганды и переставать работать механизмы нравственного развращения общества конформизмом, приспособленчеством. Повторю в который раз: у путинского паханата нет иного пути, кроме усиления своей репрессивной составляющей. Равно как у него нет иного пути, кроме поиска новых внешнеполитических конфликтов.

И не надо надеяться, что если не злить Кремль вызывающей демонстрацией непослушания, можно сохранить то в общем-то уютное маргинальное гетто, в которое оппозиция была выдавлена давно, но в котором ее особенно не трогали, давая играть в свой песочек. В этой песочнице давно уже уютно разве что таким, как Антон Красовский. К остальным постоянно пристают хулиганы, издеваются, дают подзатыльники, отбирают игрушки. Сейчас режим вплотную подошел к полной зачистке оставшихся политических резерваций. А у оппозиции нет иного пути, кроме сопротивления. Именно сопротивления, а не просто протеста.

Александр Скобов