Профессионалы обожествления

«Профессиональные путинисты верят всему, что говорит с экрана их Вождь и живут в постоянном ожидании его приказа. У них есть смысл жизни. Это напоминает сталинизм, но есть одна особенность — путинисты ощущают себя его сообщниками», — написал Максим Мирович.

Портрет типичного путиниста

Друзья, сегодня — о различных антидемократических и антилиберальных типажах. Я уже рассказывал о типичных любителях СССР, читателях книг про «попаданцев», ватниках и антизападниках, а сегодня я расскажу о типичных путинистах. В чистом виде такой типаж встречается далеко не часто — многие в России голосуют за Путина по незнанию, отсутствию независимых СМИ да и просто «потому что так делают все» — особо не задумываясь. Вместе с тем, существует ряд «профессиональных путинистов». Вот о них и пойдет речь.

У профессиональных путинистов есть много общего с ватниками, антизападниками, любителями СССР и читателями книг про «попаданцев» — все эти типажи легко находят общий язык между собой и договариваются, кого именно будут сообща ненавидеть. Но в то же время есть у них и существенные отличия.

Антизападничество и сталинизм

Абсолютное большинство известных мне путинистов являются антизападниками, Запад для которых — хорошая мишень для направления луча ненависти. «Вот они западные геи, прохаживаются там по улицам, я их так ненавижу, что трахнул бы в задницы всех!» — выступает против Запада типичный путинист, не понимая одной простой вещи — ненависть к Западу современные российские власти разгоняют лишь по причине желания вечно остаться на троне — что категорически невозможно при классической западной либеральной модели развития, предполагающую сменяемость и избираемость власти.

Помимо антизападничества, большинство профессиональных путинистов являются также и сталинистами. Сталин в виде кумира поднимается на знамена не за какие-то личные заслуги, а просто как символ всего антизападного и анти-цивилизационного. По этой же причине путинисты продолжают уважать всех, кто хоть чем-то нагадил мировому сообществу и развитию цивилизации — Пол Пота, Чаушеску, а также африканского диктатора Иди Амина — который держал в саду холодильник с частями тел своих врагов. Большое уважение у путинистов вызывает также и Ким Чен Ын, который неизменно включается в круг друзей для каких-то общих планов. «Ну погодите, либерасты, мы еще построим свое темное будущее с ГУЛАГом и холодильниками!» — словно грозятся путинисты.

Боязнь евреев, вера в магию

Немалая часть профессиональных путинистов также сильно боятся и ненавидят евреев — профессиональная юдофобия досталась им от черносотенных организаций царской России, а также от преследования евреев в СССР. В самой России и в бывших советских странах евреев почти не осталось — они все уехали в Израиль — но профессиональный путинист зорко видит кругом «еврейскую лапу» и легко раскусывает планы мирового сионизма. «Вот мы молодцы, победили нацизм!» — вскрикивает типичный путинист, и тут же убегает проверить, какая форма носа, цвет волос и фамилия у его оппонента в интернете — не стоят ли за этим всем евреи?

Большинство путинистов, по примеру своего малообразованного вождя, также очень суеверные люди, верящие в приметы, знамения и магию, и выступающие категорически против биопаспортов и «чипизации». Часами эти товарищи могут обсуждать на форумах, что означает то или иное знамение или примета на арене мировой геополитики и что по этой теме сказал какой-нибудь «старец». Все сходятся в одном — против России замышляются невероятные козни злых сил, но мы лучом нашей ненависти их всех развеем. Еще посмотрите, проклятые либералы!

Конспирологичность, имперское мышление

Абсолютно все путинисты — конспирологи, верящее в тайное мировое правительство, рептилоидов, масонский заговор, «протоколы сионских мудрецов», план Даллеса и замыслы Отто фон Бисмарка — который как известно во главе немецкого генштаба придумал украинцев и белорусов назло России. Конспирологией объясняется все — от затопления стихией российских городов до неурожаев в полях. Если вы посмеете усомниться, что все это результат действия пиндосского психотронно-фотонного оружия — то на вас в лучшем случае посмотрят как на полезного подпендосного идиота, а в худшем — примут за агента Пендосии.

Также путинистам характерно имперское мышление, доставшееся в наследство от советской империи, что мечтала завоевать весь мир. Любой путинист мечтает захватить Европу до Атлантики, но это мешает сделать коварное и агрессивное НАТО, злобно ощетинившееся своими противоракетными щитами — поэтому свое внимание и свою активность путинист сосредотачивает на жителях бывших советских республик. С белорусами и украинцами путинист общается так, словно победил эти народы в какой-то войне — и теперь они, униженные, должны выплачивать репарации и жить по его (путиниста) условиям. «Эй хахлы, вы еще дождетесь, наши танки въедут в Киев, а кстати почему вы нас так не любите?» — спрашивает путинист одним предложением.

Обожествление Вождя

Один из важных признаков профессионального путиниста — это тотальная вера в своего вождя и его фактическое обожествление. «Ну и где ваш Обама теперь? А Путин наш на месте!» — выступают в комментариях типичные путинисты, радуясь тому, что у них есть такой хороший Вечный Президент. Профессиональные путинисты верят всему, что говорит с экрана их Вождь и живут в постоянном ожидании его приказа. У них есть смысл жизни.

Это чем-то напоминает сталинизм, но в современном культе личности есть одна важная особенность — путинисты ощущают себя его сообщниками. Да, мы знали, что Путин врал, когда говорил, что в Крыму нет наших войск — и мы врали вместе с ним, делали удивленные глаза и говорили «а нас там нет! адокажите!». А потом Путин признал, что «онитамбыли», и мы тоже с этим согласились! Как мы вас провели хахлы вместе с нашим президентом? Галантерейщик и кардинал — это сила! Это ощущение причастности к великим делам вождя обычно заканчивается после увольнения с работы из-за закрытия очередного предприятия, или из-за прихода в дом ипотечных коллекторов с паяльником в руках — но поредевшие ряды профессиональных путинистов тут же пополняют новые рекруты.

Другая Россия. Вместо эпилога

Все это было бы смешно, когда не было бы так грустно. В конце девяностых-начале двухтысячных Россия, словно огромный паровоз в депо, стояла на разворотном круге и могла пойти по совершенно другому пути развития — демилитаризации, гуманизации, создания нормальной системы образования и в целом нормальной жизни. Вместо этого был выбран «скрепный» путь развития, который поддерживается с помощью облучения пропагандой с телеэкранов, котрорая рисует невероятные успехи перед населением. Пытаясь тем самым прикрыть тот факт, что на самом деле люди получили абсолютный, неподконтрольный, несменяемый средневековый феодализм.

Тем не менее, в современном мире нет никакого другого пути нормального развития, чем демократия — это неизбежная аксиома — просто какие-то страны приходят к этому значительно позже остальных. Когда-нибудь к этому придет и Россия — жаль только потерянных по пути поколений…

Максим Мирович