Силовое — не значит ком­форт­ное

«Русские революции 1905 и 1917 гг. (и все социалистические революции азиатского мира) ставили задачей вернуться в точку первого ци­ви­ли­за­ци­он­но­го скачка. Попытаться ура­вни­тель­ные принципы пе­р­во­быт­ной общины рас­про­стра­нить на со­вре­мен­ное общество и со временем уп­разд­нить силовое государство», — полагает Сергей Рогов.

 

«Цивилизованная дикость — самая худшая из всех дикостей» (К. Вебер).

 

О целях русских революций (1905 и 1917 гг.)

На мой взгляд, человечество в своем политическом развитии сделало два шага:

  • от первобытной общине к силовому государству;
  • от силового государства к правовому государству.

В первобытной общине, как и в животной стае, командует вождь и самые сильные войны. Нет чиновников, нет имущественного неравенства, насилие есть, но оно носит бытовой характер.

Неравенство проявляется при дележе добычи и распределении женщин. Неугодного вождя можно сменить, если на то есть воля большинства стаи.

К силовым государствам относятся все государства добуржуазной эпохи. Вождь племени становится царем, доминантные особи привилегированной знатью.

Это царство сословной иерархии, силового произвола, эксплуатации, рабства, пыточного правосудия. Основа богатства — земельная рента, которая составляет, по сравнению с трудом, львиную долю стоимости товара.

Богаты не те, кто что-то умеют делать, а те, кто в кровавой драке способен отогнать конкурентов от рентного ресурса. Появляются зачатки политико-правовой культуры: письменность, бюрократический учет, понятие о праве, примитивное управление в соответствии с армейским принципом вертикального подчинения.

Самые примитивные — деспотии, где один человек владеет всем. Более сложные — феодальные и абсолютистские государства Европы.

В 1688 в Европе происходит первая буржуазная революция, Славная, а через 100 лет Великая французская ставит окончательную точку в победе правовых принципов построения социума над силовыми.

Человек получает права, которые не нужно защищать в бесконечной кровавой драке. Его защищает судебная и полицейская системы государства.

Доля труда в стоимости товара возрастает в десятки раз, по сравнению с долей ренты.

Европу захватывает волна индустриализации, появляется второй правящий класс — буржуазия.

В мире существуют племена, которые застряли в первом этапе и не смогли создать государства. Такие племена можно найти в Африке, Австралии, в Амазонии.

Существуют народы, которые смогли создать силовое государство, но не смогли создать правового. Таких на планете большинство. Россия относится к этой категории.

И существуют народы золотого миллиарда, чья накопленная культура позволяет наслаждаться жизнью в правовом государстве.

Контраст между силовым типом и правовым велик. Уровень качества жизни, защищенность, медицина, образование, возможности для творчества, вертикальные лифты несоизмеримы и отличаются в разы, как и положено странам, принадлежащим к разным цивилизационным категориям.

Какие цели ставили революции 17-20 веков в Европе и чего они добились?

Европейские буржуазные революции ставили себе цель от силового государства перейти к правовому.

Все знают о гильотине Французской революции и миллионах жертвах наполеоновских войн. Но революция достигла изначальной цели! Наполеон отправился на Cв. Елену, а его правовой кодекс (который так и называется кодекс Наполеона), был принят всеми его смертельными врагами, кроме России. Кодекс гарантировал основные гражданские права, равенство перед законом, гарантии частной собственности.

Главный итог Французской революции — начало масштабной буржуазной индустриализации во всех странах католико-протестантской цивилизации. Европа взяла второй цивилизационный барьер!

Русские революции 1905 и 1917 гг. (и все социалистические революции азиатского мира) ставили совсем иные задачи. А именно, вернуться в точку первого цивилизационного скачка. Попытаться уравнительные принципы первобытной общины распространить на современное общество и со временем упразднить силовое государство.

Советы рабоче-крестьянских и солдатских депутатов были аналогом сходки первобытной общины, русским вече, на которой меняли вождя племени или князя. Передача всей земли миру, отражала принципы догосударственных сообществ: все принадлежит всем. (Каждому выделяется земля не для богатства, а для прокорма. Нет ни богатых, ни голодных. Нет конкуренции, нет развития. Государство строится снизу вверх, от местных советов до Верховного. Частная собственность отменяется, как и вся система права. Судит мир по своим представлениям о справедливости. Такой суд изображен в «Оптимистической трагедии».)

Т. е. предполагался некий гибрид государства и локальных миров с перспективой отмены государства.

Социалистические революции были обращены в прошлое. Народы, неспособные, в силу своей отсталости, взять второй цивилизационный барьер, обратились назад, чтобы взять первый барьер, но только в противоположном направлении, ликвидировать первое завоевание политической культуры, государство. Потому что жизнь в силовом государстве мучительна для 99% населения.

Достичь этой цели России не удалось, поскольку накопленная культура не позволила вернуться к дикости, но откат произошел: от монархии европейского образца к азиатской деспотии Ивана Грозного и Петра I. Вернулся ничем не сдерживаемый произвол государства, вернулось холопство политической и культурной элиты, крепостное право, пыточное правосудие.

Сергей Рогов