Люди мертвого вре­ме­ни

«Интеллигенция не является технической базой протеста и реальной политической силой. Говоря о фонариках и памятнике Дзержинскому, мы уходим из «здесь и сейчас» в некое мертвое время, в несуществующее, в область абстракции» — полагает Алина Витухновская.

 

«Люди могут жить, отдалившись от мира, столько, сколько им нравится; но рано или поздно, прежде чем они поймут, они окажутся чьими-то должниками или кредиторами» (И. Гете).

 

О символизме протеста

Некоторые полагают, что я, как поэт, должна понимать символику протеста с фонариками.

Но я рассуждаю не как поэт, а как политик.

Воистину, это символика теней, несуществующих людей и идей эпохи модерна.

Да, интеллигенция еще живет в этом мире. И это ее право. Но она не является технической базой протеста и реальной политической силой.

Таким образом, говоря о фонариках — с одной стороны и памятнике Дзержинскому — с другой, мы уходим из «здесь и сейчас» в некое мертвое время, в несуществующее, в область абстракции.

На самом деле, фактически единственной работающей областью политического является экономика, формирующая связи и выдвигающая новые фигуры.

Бог как политическое понятие

И все-таки это опасный путь: от рацио — к абстракции. От (даже!) борьбы с коррупцией и политических деклараций — к постмодернистским проповедям.

В России «бог» как политическое понятие — буквально — злой демиург, инфернальная основа бытия, самовоспроизводящийся механизм насилия.

Алина Витухновская