Открытое общество — «антихрупкое»

«Режимы, наподобие советского или нынешнего российского, от неудобной им правды обычно скукоживаются, как снег от весеннего ветра. А нормальное открытое общество — наоборот, от медийных скандалов и встрясок всегда становится сильнее», — уверяет Михаил Матвеев.

До свободного общества Кремль не достреливает

Недавно был задан интересный вопрос: зачем Кремль тратит миллиарды на Russia Today и подобные иноязычные каналы?

Ну при Советах понятно — пытались убедить весь мир в преимуществах «развитого социализма». Так теперь-то социализма нет, иллюзий относительно «преимуществ» своего то ли феодализма, то ли монополистического капитализма разлива столетней с хвостиком давности — тем паче. Зачем тогда тратить деньги на канал, пишущий о «желтых жилетах» во Франции, каких-нибудь анархистах в Греции или националистах в Германии?

В искренних симпатиях к любого сорта протестующим Кремль подозревать никак уж не приходится. Сами RT называют себя «альтернативные медиа» — и, скорее всего, это тот нечастый случай, когда им стоит верить.

Пережившие распад «совка» Путин и гебешно-коммунистическая верхушка не могли не заметить роль свободных СМИ — от забугорных «голосов» до перестроечных «Огонька» или «Литературки» — в «величайшей геополитической катастрофе», как они ее называют. И выводы сделали сообразно своему взращенному в партийно-комсомольские годы мировоззрению: СМИ — это такое мощное оружие, которое можно скопировать и обратить против супостатов. Как трофейную фон Браунвскую ФАУ или подаренную Розенбергами атомную бомбу.

Беда только в том, что в сторону свободного общества это «оружие» не стреляет. Во первых, медиарынок свободного мира — совсем не то место, где легко найти белые пятна и стыдные секреты. Их и без RT ищут тысячи профессиональнейших журналистов из десятков СМИ такого уровня, рядом с которыми RT смотрится как рыбачья лайба рядом с круизным лайнером.

Но самое главное — другое. Режимы, наподобие советского или российского, от неудобной им правды скукоживаются, как снег от весеннего ветра. А нормальное открытое общество — наоборот, от медийных скандалов и встрясок становится сильнее. Оно, по словам Талеба, «антихрупкое».

И если журналисты RT проявят чудеса находчивости и опубликуют что-то по настоящему сенсационное и разоблачительное — то они окажут своим «супостатам» неоценимую услугу, такой вот парадокс.

Нет, можно конечно постить фейки. Но фейки хороши, когда ты первый канал, а «вражьи голоса» пробиваются через глушилки или блокировки. А в свободном мире… для фейков тоже есть ниша. Которая давно и успешно занята «желтой прессой» — со всеми вытекающими неутешительными последствиями для наших новичков. Поэтому та область, где российская пропаганда, правда, может иметь успех и быть опасной, — посткоммунистические и постоветские страны. Тут и недоразвитый собственный медиарынок (особенно на русском), и фантомная ностальгия по «пломбиру за 48», и, главное, унаследованное неверие в то, что свобода может быть сильнее цензуры и регуляций.

Ну и рецепт тут понятный — быстрее становится нормальным открытым обществом, которое от новой информации становится сильнее. А самый большой подарок, который можно сделать Путину и Ко — начать копировать их цензуры и блокировки. А значит — сделаться хрупким и уязвимым для того, что они считают своим информационным «супероружием».

Михаил Матвеев