Фарш желает… рулить науками

«В нынешней жизни получается, что политология и экономика создают такой контекст для российского режима, в котором он выглядит ущербным — это не просто автократия, а еще и кривая, «хуже» эффективных автократий», — полагает Максим Трудолюбов.

 

«Из всех страстей человеческих, после самолюбия, самая сильная, самая свирепая — властолюбие» (Виссарион Белинский).

 

В университетах еще учат? Переформатировать!

Вот такой вопрос. Имеем ли мы дело с «умной» силой или с какой-то увеличивающейся в размерах котлетой, которой для того, чтобы быть уважающей себя котлетой, нужно все больше и больше фарша?

Зачем им губить хорошие университеты?

Можно подумать так: в ЕУСПб, в Вышке, в Шанинке хорошие общественные науки, все на уровне, а это — матрица. Общественные науки создают язык для описания общественно-политической среды, в которой мы живем и в итоге подводят людей к тому, чтобы к этой среде как-то относиться. Например, относиться критически или частично критически и хотеть что-то исправить. (Это делают и марксистская матрица, и институционалистская.)

На месте современных общественных наук когда-то был научный коммунизм. (Нынешним менеджерам достаточно лет — они в этом выросли.) Та матрица ставила имеющийся режим во главу угла, она исходила из того, что он лучший. Это была «научно» построенная система (научно с ее собственной точки зрения), только с недостатками — это если уж критически подходить (когда немножко, то было можно).

А в нынешней жизни получается, что политология и экономика создают такой контекст для российского режима, в котором он выглядит ущербным — это не просто автократия, а еще и кривая, «хуже» эффективных автократий.

Ведь все можно померить — есть данные, а значит возможны и сравнения, компаративные исследования. Есть индексы и рейтинги. И эти сравнения все время не в их пользу. И поэтому давайте, думают «умные» идеологи, создавать другую матрицу — такую, чтобы имеющийся режим опять был центром и образцом, а для этого нужно переформатировать все лучшие университеты.

Но можно думать и по-другому. Университеты и организации, которые хоть немного не «свои», привлекают внимание безмозглого фарша своей беззащитностью. У них, с точки зрения расширяющейся котлеты, плохая крыша. Их можно бить и чем-то там минимально поживиться — и фарш идет туда.

Максим Трудолюбов