Не «первый ученик» в классе

Вот что Гулаг животворящий делает! Несколько недель — и замруководителя ФСИН начинает рвать волосы из-за столкновения со своей системой, несколько месяцев — и высший чиновник начинает говорить человеческим языком, несколько лет — и олигарх становится правозащитником… А блюдо, которое они готовили для остальных (для плебса, для «простого народа»), для них самих оказывается вовсе не аппетитным.

«Конечно, на протяжении многих лет я как мог служил гражданам России, старался делать свою работу хорошо, приносить пользу. И дело не в полученных наградах, орденах, почетных званиях, которых было немало. А в том, что на самом деле кое-что удалось сделать на благо людей».

Красавчик! И мы даже знаем тех граждан, тех «лучших людей страны», которым ты служил! Небескорыстно, конечно… Но ведь рабство на галерах должно как-то оплачиваться, что — «колбаской», что — тем, что спрятано под «колбаской», в здоровенном бауле, или тем, что переводится электронным путем на офшор…

Пусть пишу зло, но мне его не жалко! Не жалко человека, верно хранившего, отлаживавшего Систему, пусть и не на первых ролях, пусть и не «первым учеником», но и не последним в классе. Того, кто до сих пор гнал бы унылую казенщину и призывы к народу еще немного ужаться для «победы и наступления светлого будущего», если бы снаряд попал не в его воронку.

Создалось впечатление, что обращался он не к «людям» (да и зачем разговаривать с безгласными?), а к своему брату — чиновнику. Смотри, мол, не злорадствуй, и с тобой такое может случиться! И тогда уже ты станешь произносить эти простые, банальные, ничего не значащие речи…

Как в книжке: на нашем «Обитаемом острове», действовал персонаж «Прокурор», ничем не отличающийся ото всей остальной банды, захватившей власть, — такой же жестокий, циничный, беспощадный; но проехался по нему каток репрессий, проиграл он в закулисной аппаратной игре, сфокусировался на этом герое сюжет и сразу проявилась в нем некая человечность, растерянность, даже вроде бы стал читателю ближе…

А если захлопнуть книжку, задуматься… Нет… Он всё тот же сукин сын, как и все остальные! Он такой же как и раньше, просто сейчас он по-человечески потеет страхом и болью из-за того, что попал в неприятные обстоятельства.

Андрей Никулин