Французская жертва российского допинга

«Моральный ущерб — это сам факт понимания того, что я бежала рядом с конкурентками, принявшими допинг, в то время как я cделала все, чтобы соответствовать нужному уровню честным способом», — сказала марафонка Кристель Доней в интервью Яну Бушезу, журналисту французской газеты Le Monde.

Кристель Доней была признана гражданским истцом в рамках расследования открытого во Франции два года назад национальной финансовой прокуратурой по делу о коррупционной системе в верхушке Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF), прикрывавшей случаи применения допинга российскими легкоатлетами. Француженка стала первой спортсменкой, которая потребовала вполне справедливой компенсации.

Кристель Доней сказала: «Несколько лет назад, когда российские марафонки Лилия Шобухова и Инга Абитова были отстранены от соревнований из-за применения допинга, я возмутилась: они отняли у меня деньги и места! Но я не знала, что предпринять, чтобы потребовать возмещения нанесенного мне ущерба. И только после того, как разразился допинговый скандал и было открыто расследование, я обратилась к адвокату, и мы решили, что настал подходящий момент для того, чтобы заставить признать ущерб».

Говоря о величине финансового ущерба, она отметила два случая потери денежных сумм, выплачиваемых за места, занимаемые в забегах: марафон в 2010 году, в Нью-Йорке, когда ее обошла Инга Обитова, и она оказалась шестой, и в 2011 году в Чикаго, когда она пришла пятая из-за того, что ее обошла Лилия Шобухова. Она пояснила, что даже незначительная разница результатов между финалистами забега влияет на размер выплачиваемого единовременного пособия.

Француженка заявила: «Дело, касающееся IAAF и России, нанесло ущерб имиджу спорта и очернило мою любимую спортивную дисциплину — марафон. Я, как легкоатлетка, хочу чтобы спорт был чистым, и буду бороться с этим бедствием — с допингом. Мне грустно видеть, как регулярно пересматривают места в общих зачетах».

На вопрос Яна Бушеля: «Что вы думаете о российских спортсменках, которые теперь отстранены от соревнований?», она ответила: «Все россияне, мужчины и женщины, действовали в рамках этой системы. Возможно, они тоже стали жертвами того окружения, которое внушало им, что надо выиграть, добиться успеха для своей страны. Когда вы оказываетесь внутри системы, сложно оттуда выйти».