Управление голодом и террором

«Управление будет осуществляться голодом и террором: две самые рабочие технологии такого управления. Идеальный неофеодализм с фашизмом в одном флаконе. Ситуация развивается настолько быстро, что даже такие постапокалиптические сюжеты через пару-тройку лет могут стать недостижимой утопией», — полагает Эль Мюрид.

 

«Власть, не основанная на праве, — самая отвратительная из всех вещей, которые могут представиться человеческому воображению; опасная для тех, кто подчинен ей, она саму себя приводит к гибели» (П. Чаттам).

 

Нас ждут «Голодные игры»

Москва явно становится полигоном для обкатки технологий управления «новой нормальности». Ограничения, которые введены, скорее всего, уже никто отменять не будет — разве что возможен частичный и незначительный откат назад по второстепенным. В следующей серии обострения пресловутой «пандемии» последуют новые меры ограничения прав. Естественно, под вывеской обеспечения безопасности.

Кстати, размен свободы на безопасность становится всё более сложным — во всяком случае пока. Поэтому и рекламные акции властей становятся всё более агрессивными. Нежелающих подвергаться вакцинации уже сейчас обвиняют в преступном умысле заражать окружающих. Эдакие латентные убийцы. Что, в общем-то, плавно подводит к решению о внесении в Уголовный кодекс соответствующей статьи — об умысле на заражение окружающих. Наказанием может стать комбинация из тюремного заключения с принудительной вакцинацией. Думаю, что новый состав Думы безо всякой раскачки начнет свою деятельность именно в этом направлении, так что к новому году мы увидим то, что еще вчера было в лучшем случае поводом для черных анекдотов.

Проблема в том, что у власти просто нет ресурса вводить подобные меры сразу по всей стране. Поэтому Москва как полигон, выглядит вполне перспективно — с последующим распространением опыта на другие регионы, а точнее — мегаполисы.

В этой связи стоит вспомнить про проект двадцати агломераций. По сути, каждая из них должна стать зоной, обнесенной колючей проволокой. Место проволоки и займут QR-коды, по которым будет осуществляться допуск в эти зоны. Они же будут регулировать поведение клейменного контингента внутри них.

Оставшиеся территории будут не то чтобы брошены, но на них придется выделить значимые локации, где расположены стратегические объекты, и все остальные. Значимые локации будут взяты под охрану, остальные территории — буквально брошены. Что позволит бюджету существенно сократить расходы на поддержание населения на этих территориях. Пенсии, медицинское обеспечение, социальные расходы, да почти всё. Чтобы «откупиться», будет введен какой-нибудь минимум в размере произвольного прожиточного, а впоследствии и от него можно будет отказаться.

Перед нами сюжет «Голодных игр» с жестким делением на Капитолий и дистрикты, управление которыми переходит исключительно к террору, а связность между ними будет равна нулю. Управление будет осуществляться голодом и террором — две самые рабочие технологии такого управления. Социальная мобильность будет возможной только в пределах дистрикта: если родители (условно) добывали уголь в шахте, то их дети тоже будут шахтерами просто потому, что ничего другого им не останется — разве что умереть от голода. Идеальный неофеодализм с фашизмом в одном флаконе.

Ситуация развивается настолько быстро, что даже такие постапокалиптические сюжеты через пару-тройку лет могут стать недостижимой утопией.

Эль Мюрид