Потерянная пер­во­сорт­ность

«Всеобщее разочарование в себе слишком велико, оно вытесняется. Люди заняты только тем, что судорожно убеждают друг друга в первосортности… страны. Или в том, что она когда-то была таковой… или в том, что она теперь такова» — свидетельствует Алексей Рощин.

 

«Мы исцеляемся от страдания только испытав его до конца» (М. Пруст).

 

Проклятие неполноценности

Недавно я сделал интересное обобщение: наверно, «тот самый» неуловимый и очень приятный, кружащий кое-кому до сих пор голову дух времени конца 80-х, «перестроечный» дух можно вкратце обозначить очень просто: мы ощущали себя людьми, народом первого сорта, вынужденными жить в стране второго сорта.

Общее ощущение себя, всех вокруг как людей первосортных, давало то удивительное чувство взаимоуважения и общности; а восприятие страны как страны второго сорта не столько угнетало, сколько задавало некую перспективу: вот сейчас мы «кое-что» исправим, сделаем «как положено» — и начнется совсем уж замечательная жизнь! «Первосортные люди в первосортной стране!»

К сожалению, за последние 20 лет все случилось наоборот: у нас, по общему ощущению, ничего не получилось, и мы теперь — второсортные люди во второсортной стране. Это создает чувство подспудной безнадёги.

Однако, всеобщее разочарование в себе слишком велико, оно вытесняется. И теперь наши люди заняты только тем, что судорожно убеждают друг друга в первосортности… страны. Или в том, что она когда-то была таковой… или в том, что она теперь такова.

«Нам хочется, чтобы хоть что-то здесь было первосортным, «со знаком качества»; если не мы, то хотя бы страна» — ровно 15 лет назад я это написал. А сейчас, стало быть, в «народном» самосознании следующая итерация — «второсортные люди в первосортной стране». Это дает некоторую надежду, что круг наконец завершится — еще лет через 15-20 — тем, что мы хотели. Или нет?

Вы, конечно, потребуете подтверждений, того, что люди в нашей стране сами считают себя второсортными. Этих подтверждений море, главное, пожалуй — тотальное засилье в современной речи пассивного залога и безличных форм. «С нами сделают», «нам навяжут», «что там еще придумают» и т. д. Люди второго сорта — это по определению такие, с кем постоянно кто-то что-то делает.

Но вот что я скажу: перепробовав все варианты, все-таки лучше, когда ты считаешь первосортными людей, а не страну. «Первосортная страна» слабо утешает. Люди важнее.

Алексей Рощин