Вместо развития — подавление

«Ответ на вызов пандемии, кли­ма­ти­чес­ко­го кризиса и неравенства требует быстрой переориентации российской власти на развитие человеческого капитала. Но это противоречит сути системы, ориентированной на подавление личности. России грозит участь мирового изгоя», — прогнозирует Лилия Шевцова.

 

«Качества личности вообще у нас мало ценятся и не ими определяется роль в общественной жизни. Поэтому у нас так много совершенно ложных общественных репутаций, много имен, созданных властью слов, а не реальностей» (Николай Бердяев).

 

От неравенства — к самоубийству государства

На наших глазах возникает новая реальность. Концентрация государств на внутренних рисках ведет к перестройке мировых отношений, включая торговлю, коммуникации, миграцию. Прежние приоритеты безопасности (борьба с терроризмом, ядерное сдерживание, конфронтация с оппонентами) в общественном сознании отходят на второй план. Пандемия и климатические потрясения, а также неравный доступ к развитию человеческого капитала становятся основными угрозами. Меняется понятие «энергетической безопасности», которая теперь связывается с зеленой экономикой, а не нефтью и газом.

Возникает потребность в новых мировых клубах, объединенных не военно-политическими вызовами, а необходимостью координировать усилия по развитию возобновляемых источников энергии и предотвращению распространения вируса. Западу предстоит найти новый баланс между сдерживанием и поддержкой. С одной стороны, возникла потребность в изоляции регионов — источников заражения ковидом. С другой, развитые государства будут вынуждены взять на себя вакцинирование тех стран, которые не могут с этим справиться. С одной стороны, государства, начавшие зеленый переход, будут осуществлять давление на страны, не готовые к альтернативной энергетике. Но с другой, «зеленые» государства должны помочь «бензиновым» экономикам добиться «greenhouse-gas neutrality». Наконец, при отражении национальных угроз придется искать баланс между индивидуализмом и солидарностью и чувством общности, которые либерализм так долго игнорировал.

Вряд ли энергопереход сметет старую мировую элиту. В Норвегии, которая раньше других начала идти к зеленой экономике, пока не видно элитных перетрясок. Но если Запад начнет отвечать и на проблему неравенства, это будет революция: смена траектории развития, структуры экономики, приоритетов политики. Такое потрясение невозможно без обновления правящего класса. Мировые элиты, сформированные в период нефти и газа, ядерного противостояния и баланса сил, не могут совладать с новым временем. Но смена элит будет вызвана не технологией, а потребностью в новом договоре власти с обществом, на который нынешняя элита не способна.

Неясно, как в этом контексте будут решаться вопросы войны и мира, вооруженных конфликтов и выбора политического строя. Не исключено, что конфликты будут возникать не из-за ресурсов и территориальных споров, а между теми государствами, которые ответят на новые вызовы, и теми, кто не способен (или не желает) это сделать.

Россия в новой реальности выглядит, как антиквариат. Кремлевский механизм выживания за счет поиска врагов, торговли ресурсами и угрозы применить силу — арсенал прошлого.

Мы видим вынужденное признание Кремлем новых веяний: премьер Мишустин создал рабочие группы «по адаптации» к энергопереходу. Но реальная адаптация должна означать трансформацию экономики вместе с завязанными на нее олигархическими интересами. Кто же у нас на такое решится? И как борьба России за освоение ресурсов Арктики укладывается в «зеленый коридор»? Во всяком случае пока доля возобновляемых источников в производстве энергии в РФ к 2035 г должна достигнуть только 2 – 2.5%.

Еще важнее для России всплеск неравенства (10% самых богатых россиян владеют более чем 80% национального богатства страны; с коэффициентом Джини 87,8 Россия опережает Латинскую Америку и Африку (!); по благосостоянию россияне беднее жителей Эстонии в 7 раз; Албании — в 2,8 раза, Сербии — в 2,7 раза). Превращение неравенства в гремучую смесь заталкивает Россию в зону нестабильности, превращаясь в фактор государственного самоубийства.

Ответ на вызов пандемии, климатического кризиса и неравенства требует переориентации российской власти на развитие человеческого капитала. Но это противоречит сути системы, ориентированной на подавление личности. А если такой переход оказывается невозможным, России грозит участь мирового изгоя, от которого зеленый мир будет вынужден отгораживаться — во имя своей безопасности. Может показаться, это — далекая перспектива. Но время летит быстро…

Лилия Шевцова