В постели с оборотнем

«Берегитесь красоток — идущая в тумане под изящным зонтом незнакомка чертовски привлекательна, но после ночи невероятной любви может вдруг обернуться лисой и шмыгнуть в приоткрытую дверь», — посещающих Японию в сезон «цую» предупредил Василий Головнин.

Загадочный сезон «цую»: вода с темного неба и… нечистая сила!

Он все же прорвался и просочился — мистический, зыбкий японский сезон дождей, хотя, как казалось, это загадочное пятое время года уже было окончательно раздавлено глобальным потеплением климата, эффектом эль-Ниньо и прочими новомодными штучками.

Все последнее время Япония была захвачена несвойственной ей погодной банальностью — после зимы с холодными ветрами и сухим до колкости воздухом приходила веселенькая весна, а потом и жаркое лето. Ну, ничего особенного, как у всех.

Но в этом году вдруг без предупреждения к нам опять прокрался настоящий, сбивающий с толку японский «цую», пятое время года. И тут нужно прояснить ситуацию.

Японцы гордятся тем, что у них в стране в отличие от южных тропических краев с их непрерывно одинаковой погодой есть нечто в стиле Вивальди — «Le Quattro Stagioni». Наличие четырех времен года — это национальная гордость. И неисчерпаемый источник вдохновения: буйное свадебное цветение сакуры весной, яркие красно-желтые цвета осени, легкий, тающий еще в воздухе зимний снежок дают невероятную разницу ощущений. Но есть и загадочный «цую», на вопрос о котором японцы слегка впадают в замешательство. Да, у нас четыре времени года! А цую?.. Ну, как бы лето… конец весны… В общем — цую, сезон дождей!

Вода с темного неба то брызнет, то прекратится. В открытое окно машины врывается тяжелый влажный воздух, который, как кажется, можно порвать на теплые куски. Падают мелкие незаметные капли, но вдруг ливанет так, что ваш заготовленный для важной встречи костюм из тонкой летней шерсти мгновенно превращается в мокрую жалкую тряпку. Время «цую» тускло, серо, это пора теней и японской нечистой силы. Она ценит эту сумрачную влагу, хотя разгуляется позже, в августе.

В пору «цую» любят шалить веселые оборотни-тануки: они слегка подделываются под людей, заваливаются в кабачки к подгулявшей публике. Там легко отыскать добродушного выпивоху, готового угостить незнакомца, даже если он малость физиономией смахивает на енота. И берегитесь красоток — идущая в тумане под изящным зонтом незнакомка чертовски привлекательна, но после ночи невероятной любви может вдруг обернуться лисой и шмыгнуть в приоткрытую дверь. А потом придет опять — и никто не знает, чего она потребует взамен.

И еще сезон цую — это время безумного, повсеместного цветения круглых лилово-голубых шаров, которые по-японски называют адзисай. А по-нашему — скучным теткиным словом гортензия. Эти цветы в Японии сейчас везде, это символ лилового, опасного времени туманных дождей. Когда во влажном мареве вдруг мелькнет рыжим хвостом красотка, на которую ты совсем напрасно загляделся на переполненном людьми перекрестке в центре Токио.

Василий Головнин