Как понять Россию?

«Мы часто пробегаем мимо ста­ти­с­ти­ки, но ведь нам необходимо глу­бо­ко понимать то, что теперь про­ис­хо­дит в каждом из регионов. Каковы их перспективы? Как скоро можно привести регион, часто размером в целую страну, к росту, модернизации?» — написал Яков Миркин.

 

«Бесприютная бедность презирается больше, чем преступления богатства» (К. Гельвеций).

 

Обсуждать карту регионов — успехи и проблемные точки

Что важно для всех в России? То, как долго мы живем и как живем — в бедности или в состоятельности.

Есть ли рост и модернизация во всех регионах? Можно ли за несколько тысяч километров найти те же удобства, что и у себя дома, свободно перемещаясь по всей территории страны? Насколько мы все равны, как «регионы»?

Пока — не очень равны.

В 2020 г. нас стало меньше, но особенно меньше в центральной России (ЦФО). «Естественная убыль» по стране — почти 700 тыс. человек, и миграционный прирост (чуть больше 100 тыс. чел.) ее не перекрыл. На ЦФО пришлось 34% «естественной убыли», на Северо-Запад — 11%.

За этим — «человеческое опустынивание» исторического ядра России. За год 1-1,1% населения потеряли Владимирская, Ивановская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская, Новгородская, Псковская области (Росстат). В 1926 г. на Псковщине жили 1,8 млн чел., в 1989 г. — 0,85 млн чел., в январе 2021 г. — 0,62 млн чел. За сто лет — сокращение в 3 раза, за 30 лет — на 27%.

Тридцать лет перед российским обществом стоит одна и та же задача — перестать терять людей. Прекратить бегство из провинции в столицы. Вновь наполнить людьми средние и малые поселения. Восстановить историческое ядро России. Сделать его современным, удобным для жизни.

Нам очень нужен рост реальных доходов населения. В 2014-2020 годах они упали в целом по России больше чем на 10%, в 2020 г. — на 3%. Но, может быть, в каких-то регионах есть удачи? И, действительно, Адыгея, Калмыкия, Ингушетия, Ленинградская, Мурманская, Магаданская области, Мордовия, Тыва, Хакассия, Камчатка — везде плюсы. Рекорд на Чукотке — рост реальных доходов на 5,5%! Нам бы всем так! Но почему так случилось, в чем причины? Ведь в более, чем 70 субъектах РФ — падение. И есть антирекорды. В крупнейшей промышленной области, Свердловской — сокращение реальных доходов населения в 2020 г. на 8,1%, в еще одном сердце нашей промышленности, Нижегородской области — на 5,2%, в житнице, на Ставрополье — на 5,8%. Хорошо видна группа регионов, в которых реальные доходы снизились на 4-5%.

Что произошло, почему именно там? Это случайные колебания? Или же ситуация требует помощи центра? Мы часто пробегаем мимо статистики, отщелкивая годы и месяцы, но ведь нам необходимо глубокое понимание того, что происходит в каждом из регионов. Каковы их перспективы? Как скоро можно привести регион, часто размером в целую страну, к росту, модернизации и, самое главное, к выравниванию условий жизни? (Жить не хуже лидеров — Москвы и Петербурга.)

Кстати, а что с ценами? Стоимость минимального набора продуктов питания в целом по стране за 2020 г. поднялась на 9,6%. Но бывает и хуже. В Саратовской области эта стоимость выросла за год на 15%, в Челябинской — на 14,1%, во многих регионах на 11-12%? Почему именно в них жизнь стала дороже, чем в «среднем» по России? Почему такой рост цен по всей стране, хотя год был урожайный, и мы побили все рекорды по экспорту продовольствия? У нас есть ответы? Не просто речи о том, куда двинулись те или иные цифры, а ясное понимание, почему подскочили цены, когда каждый рубль у семей на счету. Причины такой инфляции — объективны? Кризис, девальвация рубля, удорожание импорта? Или есть предмет для антимонопольного контроля цен?

А что было в производстве? Какие-то регионы в 2020 г., в год пандемии, рванул вперед? Есть такие героические истории? Рост промышленного производства во Владимирской области на 19,3%, в Тульской — на 12,4%, в Республике Алтай — на 21,4%, в Северной Осетии — Алании — на 24,7%, в Тюменской области (без автономных округов) — на 21,5%, а в обработке — на 51,7%. Экономическое чудо! Как бы узнать, откуда оно взялось? И почему такой раскардаш — в то же время в Тыве сокращение промышленного производства на 36,9%, в Приморском крае — на 20,6%! С какой стати в Мордовии упало водоснабжение на 28,2%, в Костромской области «обеспечение электроэнергией, газом и паром» — на 31,3%?

На Брянщине — чудо! Там объемы строительных работ взметнулись в 2020 г. на 47,6% — и в то же время они упали на 39,4% в Рязанской области, на 46,5% в Архангельской (без автономных округов), на 49,2% в Якутии. Что это за колебания, когда в целом по России строительные работы — 100,1% к 2019 г.? Почему в Костромской области жилых площадей введено на 22% больше, чем год назад, в Орловской — на 46%, на Сахалине — на 31%, а в Тамбовской, Самарской и Амурской областях, наоборот, сокращение — на 24%? Что случилось?

Карта регионов полна историй успехов и, наоборот, проблемных точек. Их стоит обсуждать публично. Если мы можем делать рост в 10-30% за год в одном — трех из 85 субъектов России, то нельзя ли распространить этот успех на всю страну? И, наоборот, если только за год мы теряем до 20-50% объемов в регионе, нет ли там рисков, которые могут наложиться на всю нашу экономику? В средних и малых поселениях живут более 100 млн. чел. Что там происходит? Как они себя ощущают? Что скрывают «средние температуры по больнице», когда уходишь в реальную жизнь? Как им помочь? Без этого мы не знаем Россию.

Яков Миркин