Особенности официальных зеркал

«Официальное лицо глядится в говорящее правду стекло и с чувством глубочайшего неудовольствия видит в нем отвратительную физиономию необычайной кривизны. Но виноваты в том оказываются люди, которые поставили перед начальством это зеркало», — заметил Илья Мильштейн.

Эпоха начальственного нарциссизма

Проблемы, которые возникают у кривой рожи, наблюдающей свое отражение в зеркале, далеко не всегда являются исключительно личными. С гоголевских времен хорошо известно, что это также и проблемы государственные. Официальное лицо глядится в говорящее правду стекло и с чувством глубочайшего неудовольствия видит в нем отвратительную физиономию необычайной кривизны. Но виноваты в том оказываются люди, которые поставили перед начальством зеркало. Нередко это журналисты, на них и принято пенять.

Смена собственника на ОРТ, разгром НТВ, взятие под госконтроль практически любых сколько-нибудь значимых журналов и газет, блокировка неугодных сайтов, законы Клишаса о неуважении к субъектам и объектам всенародного поклонения, его же законотворческие грезы о суверенном интернете, разворачивающаяся в наши дни столетняя война с Телеграмом — все это были и есть, помимо прочего, меры психотерапевтического порядка. Дабы руководство, отражаясь в трюмо отечественного производства, как можно реже огорчалось.

Каждодневный макияж и иные омолаживающие процедуры в разных частях начальственного тела, которыми заняты по долгу службы политические комментаторы на гостелеканалах, тому ясное свидетельство. И они же строго наказывают всякого, кто приходит в студию со своим зеркалом. Вплоть до мордобоя в прямом эфире.

Для схожих целей, но с присущим нынешней администрации международным размахом недели три назад в Думе была создана комиссия по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России. Правда, тут имелась и другая причина. При верхней палате комиссия со схожим названием была образована еще летом 2017 года, и можно догадаться, что столь незамысловатым способом подзабытый спикер ГД Володин просто решил напомнить о себе. Однако еще важнее то обстоятельство, что напомнить о себе зарубежным партнерам захотела российская власть.

Этой власти сильно не повезло минувшим летом и осенью, когда в рамках борьбы с протестующими против ее беззаконных предвыборных махинаций соотечественниками она сперва выкатила против них армию карателей под личинами стражей правопорядка, потом — следователей и прокуроров. А после — судей, выписывавших абсолютно невиновным людям традиционные пятерочки, четверочки, двушечки и коллекционную трешечку с половинкой.

Чуть позже, под давлением новых протестных акций, постепенно обретавших массовый характер, руководству пришлось отыгрывать назад. Так что одни и те же обвинители, ранее настаивавшие на участии приговоренных в массовых беспорядках, зверских избиениях полисменов бумажной тарой и других преступлениях без срока давности, стали призывать судей к смягчению участи заложников, и судьи охотно откликались на просьбы прокурорских работников. Иногда даже превосходя их по части милосердия.

Короче, после этих событий в зеркале российской жизни отразилась до того кривая харя российского государства, что без учреждения еще одной «комиссии по расследованию вмешательства» было не обойтись. Поскольку следовало немедленно, прямо вот здесь и сейчас найти и заклеймить главных виновников случившегося с кремлевскими чиновниками, их органами подавления, дознания и выписывания приговоров.

Потому комиссия в широком смысле начала действовать еще до своего возникновения. 27 июля был обнаружен твит русской службы «Немецкой волны», в заголовке которого цитировалась самая расхожая в тот день на столичных улицах фраза. И все «машизахаровы» федерального подчинения, сколько их есть в стране, обрушились на русскую службу.

Позже посольство США в Москве имело неосторожность известить своих граждан, тревожась за них, о маршрутах несанкционированного митинга в центре нашей столицы — и тоже подверглось жесткой проработке, не помогли и объяснения посла Джона Хантсмана.

В итоге немецких и американских дипломатов вызывали в МИД РФ, устраивая им выволочку, и члены указанной комиссии тоже мечтали тесно пообщаться с послом США и с представителем Deutsche Welle — но к ним никто не пришел.

Теперь, понятное дело, обиженные немцами (с Америкой будет особый разговор) депутаты совсем уж лютуют. Обвиняя их в «оправдании экстремизма» за указанный выше твит и еще за блогера Синицу, которого якобы поддерживала «Немецкая волна», — и требуя отозвать у нее аккредитацию.

На очереди «Би-би-си», «Голос Америки», «МБХ медиа», «Медуза», «Настоящее время», «Радио Свобода», Facebook, Google… И всем им наверняка будут выписывать повестки на Охотный ряд, и никто по ним не явится, и каждому найдется соответствующая статья в УК. Даже если обвинять их будет не в чем, как в случае DW, ибо возбужденные наши народные избранники перепутали экстремизм с терроризмом. Кроме того, что касается Синицы, то Deutsche Welle ни разу за него не вписывалась.

Но это, конечно, ни малейшего значения не имеет. Значение имеет скандал, связанный с поддержкой «экстремистов» из-за рубежа и грозящий реальными карами разным иностранным агентам, уже признанным таковыми и потенциальным. Пусть, дескать, в судах даже прокуроры ни слова ни говорили про смутьянов, выходивших на митинги за печеньки «Немецкой волны», зато комиссия сорвала покровы с тех, «кто ведет информационную войну против нашей страны, пренебрегает принципами объективности… занимается травлей российских коллег».

В общем, разоблачила гадов. Взяла реванш за все унижения, которые российским охранителям пришлось претерпеть в судах и, быть может, еще предстоит — в тех же процессах по «московскому делу», где будут разбирать апелляции адвокатов Кирилла Жукова, Константина Котова, Владислава Синицы и других. Порадовала и успокоила больших начальников, которым вроде бы сегодня не стыдно глядеться в зеркало.

Вроде бы опять можно на себя любоваться. Ну хоть в иностранное зеркало, разве нет? Невозможно же поверить, что в заграничном трельяже перекошенная рожа российского чиновника смотрится еще кривее, чем в изделиях российских производителей.

Илья Мильштейн