Подальше положишь — поближе возьмешь!

«Чем дальше держать человека от общественно-политической деятельности, чем больше рогаток поставить на этом пути (а в конце повесить кирпичи иноагентов и прочих нежелательных организаций), тем надежней. Чтобы никто даже думать не думал посмотреть на власть», — полагает Дмитрий Гудков.

Волокита с регистрацией

А ведь мы до сих пор пытаемся зарегистрировать «Газету Гудкова» в Роскомнадзоре. Сегодня уходим на четвертый круг (прошло уже чуть ли не полгода).

В предыдущих сериях: от главного редактора, Алексея Обухова, потребовали справку о том, что Гудков не против такого названия. — Какой Гудков? — Любой.

Хорошо, написал (естественно, никто не может проконтролировать, написал ли эту бумажку я или Виссарион Белинский). После этого мы подождали полтора месяца и получили отказ.

Потребовалась справка об отсутствии у главного редактора второго гражданства. (Не спрашивайте о связи гражданства и лицензии СМИ, это очередной маразматический закон Думы последних лет.) После долгих звонков по всем московским инстанциям удалось добыть документ из отделения по вопросам миграции УВД.

«Справка дана в том, что гражданин с уведомлением о наличии иного гражданства в это отделение не обращался».

Это справка вместе со всем остальным комплектом документов была вновь отвезена в Роскомнадзор — и началось новое ожидание длиной в полтора месяца.

Сегодня документы опять вернулись с отказом. Выяснилось, что теперь ведомство желает знать, является лит Алексей главредом, владельцем или учредителем каких-либо еще СМИ.

Хорошо, тоже сообщим «не является», можем взять справку в самом Роскомнадзоре. Но у меня один вопрос: каждый раз при подаче документов их проверяет сотрудник этого ведомства, специально посаженный и обученный для такой процедуры. Что мешает этому сотруднику придумать сразу все возможные справки? Что мешает другому сотруднику, полтора месяца проверяющему полторы бумажки, просто позвонить и спросить «являетесь, нет?» Или проверить по собственной базе — есть паспортные данные, все возможности.

Вместо этого каждый раз запускается новый круг на полтора месяца, тратится деньги на пересылку документов почтой, бессмысленная бюрократическая машина скрипит шестеренками. Конечно, это может быть спецобслуживание для конкретного Гудкова: ведь ровно по такой же схеме мы не можем зарегистрировать партию. Поправки в устав. Новые поправки в устав. Еще раз поправки в устав. И так по кругу уже полтора года.

Но порой кажется, что это — качество государства в целом. Хорошо оно работает, только когда нужно что-то получить от человека: например, очень удобно оплачивать штрафы через интернет. Но если человеку что-то нужно дать — нет, ни в коем случае. Например, для получения той же лицензии СМИ — уведомительной процедуры — у Роскомнадзора нет электронного сервиса. Аналогично с Минюстом.

Чем дальше держать человека от общественно-политической деятельности, чем больше рогаток поставить на этом пути (а в конце повесить кирпичи иноагентов и прочих нежелательных организаций), тем надежней. Чтобы никто даже думать не думал посмотреть на власть. Штраф заплатил, налог отдал? — Гуляй отсюда, не мешай дядям пилить.

Но хотя бы квест со СМИ мы пройдем до конца: нам это уже ничего не стоит, а интересных историй не оберешься.

Дмитрий Гудков