«Семьи» среднего пола

«Зачем вообще кого-то добиваться, если все бабы одинаковы?» — думает современный мужчина. «Зачем вообще кому-то сопротивляться, ведь все мужики одинаковы?» — думает современная женщина. Итог: реальные отношения так и не завязываются», — констатирует Алексей Рощин.

 

«Дороже всего люди расплачиваются за то, что пренебрегают банальными истинами» (Фридрих Ницше).

 

В путах нездоровой схемы

Психолог Михаил Лабковский вовсю зазывает народ на свои «онлайн-консультации», предваряя их кратенькими анонсами. Обычно у него все звучит разумно, но вот очередная «онлайн-консультация про личные границы» меня изумила.

Лабковский пишет: «Вопрос личных границ встает особенно остро, когда один человек проявляет внимание к другому. В нашей культуре принято, чтобы мужчина «добивался», а женщина «сопротивлялась», и это в корне нездоровая схема. Ситуация, когда вы НЕ знаете, чего от вас хочет противоположная сторона, и НЕ говорите ртом, чего хотите сами, — нездоровая.

Если вам один раз сказали «НЕТ», значит, это «НЕТ». Не надо залезать людям в голову, не надо никого «завоевывать», не надо ни за кем бегать. Это сигнализирует лишь о том, что все дальнейшие отношения будут такими же кривыми и странными.

Вообще в здоровой ситуации человек САМ говорит открыто, чего он хочет. И от вас, и в принципе. Если вам говорят «я не готов(а) к отношениям», не надо никого «переубеждать» — это путь в никуда.

И нет в этом никакой романтики. Романтика — это луна и прогулки по вечернему городу, а не нарушение чужих границ».

Изумило меня вот это бесшабашное лабковское «Не надо залезать людям в голову, не надо никого «завоевывать», не надо ни за кем бегать». То есть с одной стороны, конечно, без всего этого было бы много проще жить; но с другой стороны, рекомендация эта из разряда «лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным».

По сути, Лабковский тут покушается не просто на «нездоровое поведение», но на некий базовый поведенческий архетип, корни которого, очевидно, лежат еще на древнем «обезьяньем» уровне (как, собственно, и вся процедура «ухаживания»). Лабковский хочет научить людей «как без этого обходиться», уверяя, что «соблюдение границ» избавит нас от многих проблем, неприятностей и неврозов в общении с противоположным полом.

Все это могло бы быть так, если бы само «ухаживание» не было завязано на «обезьяний уровень» еще и в мотивационном смысле. То есть, зачем индивид пытается познакомиться с другим, незнакомым индивидом противоположного пола? Проще говоря, на что одному индивиду сдался другой индивид? Об этом говорил с присущим ему сарказмом еще Гейне: «Любить одну женщину — значит чудовищно переоценивать разницу между нею и любой другой женщиной».

Удаляя «стадию преодоления» (когда надо, «чтобы мужчина «добивался», а женщина «сопротивлялась»), причем сразу с двух сторон — капая на мозги и женщине (не надо сопротивляться), и мужчине (не надо добиваться) — психологи оказывают обоим медвежью услугу. Препятствия убираются, а вслед за ними незаметно улетучивается и сам смысл — «то, ради чего».

Почему? Потому что разрушается Ритуал. «Зачем вообще кого-то добиваться, если все бабы одинаковы?» — думает современный мужчина. «Зачем вообще кому-то сопротивляться, ведь все мужики одинаковы?» — думает современная женщина. Итог: реальные отношения так и не завязываются, так как с точки зрения древнего ритуала они еще и не начинались.

Тут еще важно отметить, что Лабковский, конечно, не сам это все придумал. Он действует в рамках мощного современного тренда на избежание насилия во всех его формах. «Нет — значит нет», «женщина такая же, как мужчина» и все в этом духе…

В результате, однако, как мы видим, умирают уже не только отношения между М и Ж, но и то, о чем с тревогой говорят последнее время социологи, — сам секс, как таковой. А все более общей проблемой становится массовое одиночество, или, как это принято теперь называть, «семьи, состоящие из одного человека».

А причина проста: унификация женщин и мужчин, отрицание «женского» и «мужского» поведения (что в современной психологии и психотерапии уже принято на уровне доктрины). Хотя это неизбежно, если мы отрицаем насилие, пытаемся вынести его за скобки нормального поведения в принципе.

Ведь насилие — это как раз и есть мужское поведение. По сути, современная психология и психотерапия берет за основу женское поведение, только объявляет его отныне образцово бесполым и единственно верным для любых «гендеров». А единственно допустимым видом насилия теперь понимается коллективная травля и донос в «компетентные органы» (вариант: искусственному разуму).

Такая вот нездоровая схема.

Алексей Рощин