Обреченные на по­тен­цию

«Импотенция, как главный фактор привлекательности мужчины — это всемирный тренд. Приятель, ры­да­ющ­ий на плече у друга-импотента, просто не понимает, что он обречен даже не потому, что хочет заниматься сексом, а уже потому, что может это сделать. Сам факт потенции превращает его в грубое животное, скотину, агрессора и членомразь», — заключает Алексей Рощин.

 

«Грешнейший грех — боязнь греха, пока здоров и жив; а как посыплется труха, запишемся в ханжи» (И. Губерман).

 

Россия впереди: мировой лидер по количеству импотентов

В принципе, я давно подозревал нечто подобное — да и как оно могло бы быть иначе? Мало солнца, плохая экология, суррогатное питание, всюду, опять же, проклятое пальмовое масло и бабы-стервы. Но — мировое первенство по количеству импотентов? Да! Верю сразу и навсегда! «Но и такой, моя Россия, ты всех краев дороже мне».

Наткнулся на занятную статью от юной корреспондентки, где она рассказывает — с легкой, отдадим ей должное, оторопью — о некоем известном поэте-наркомане, который внезапно чуть не до самой безвременной гибели имел бешеный успех у женщин и девушек, именно потому… что был импотентом!

Так он поделился секретом со своим приятелем, у которого как раз отбил девушку, и тот потребовал объяснений:

«Что я делаю не так?» — в отчаянии спросил он. «Ты понимаешь, у тебя на лице написано, что ты хочешь ее трахнуть. А у меня нет, и я правда могу любить без этого. Знаешь, со сколькими я просто засыпал в обнимку? И с Верой твоей тоже», — признался погибший писатель. «Боже, это же мужчина мечты», — подумала я. Нет, серьезно. Я бы мечтала о таком лет с 16 до 19, когда больше всего хотелось обниматься, гулять за руку, читать стихи, ходить в кино, с замиранием сердца ждать звонка, а не вот этого всего».

Я, правда, начинаю подозревать, что девушка по младости лет не разглядела явление во всей его полноте. Она ошибочно описывает феномен как якобы специфически российский, вызванный нашим климатом и плохой водкой — тогда как именно импотенция, как ГЛАВНЫЙ фактор привлекательности мужчины — это всемирный тренд. Приятель, рыдающий на плече у друга-импотента, просто не понимает, что он обречен даже не потому, что ХОЧЕТ заниматься сексом, а уже потому, что МОЖЕТ это сделать. Сам факт потенции превращает его в грубое животное, скотину, агрессора и членомразь. Чем скорее он это поймет, тем лучше для него.

Девушка пишет дальше про россиян на букву М (мужчин):

«В России у мужчин в массе низкий тестостерон, это обусловлено и климатом, и питанием, и плохим алкоголем, и отрицательной селекцией, которой мы обязаны нескольким войнам и социальным проблемам. Эндокринологи даже говорят о национальном гипогонадизме. По количеству импотентов на квадратный метр наша страна — мировой лидер.

Кроме того, Россия лидирует по завершенным суицидам среди мужчин, да и без всяких суицидов в среднем мужчины у нас живут на 15 лет меньше, чем женщины. Поэтому многие женщины и стремятся пораньше выйти замуж, ведь если вовремя не спохватиться, может оказаться, что рожать не от кого, все твои ровесники мертвы или импотенты.

Низкий уровень мужских гормонов провоцирует слабость мышечного каркаса и скверный характер, природа все время требует от мужчины самоутвердиться и хоть так чуть поднять упавший гормон…»

И опять она их (нас) неправильно ориентирует. Поднимать «упавший гормон» ни в коем случае НЕ НАДО. Наоборот! Поскольку мир стремительным домкратом движется к превращению во всемирный монастырь (в этом, собственно, вся суть «новой нормальности») — россияне чудесным образом оказываются на острие тренда и, соответственно, на самой передовой прогресса.

Монах — существо по определению бесполое (то есть без потенции) — и русские мужчины, получается, ближе всего к идеалу.

Что до размножения — то «новая нормальность», как тоже уже всем известно, это дурацкое дело запрещает. С чем трудно не согласиться — людей и так слишком много.

Алексей Рощин