Обречены на величие

«Россия «была обречена стать великой космической державой с самого рождения нашей государственности» — сказал однажды Рогозин. Золотые слова! Кто знает, может и сбылось бы… Но космосом руководить поставили Рогозина» — сожалеет о случившемся Николай Травкин.

 

«Как можно прославлять или возвеличивать народ только в его целом! Можно говорить лишь об отдельных личностях» (Ф. Ницше).

 

Миллиарды расписали и вдруг…

Лет 10 мне было, слово «шлягер» тогда в обиход еще не вошло, поэтому из всех источников звука лилась песня «и первым будет на Луне — мой Вася!»

Не сложилось и первым высадился не наш Вася, а ихний Нил — американец…

Прошло около 60 лет. Космическую отрасль стал курировать журналист-патриот Рогозин со стратегией, что разовые полеты на Луну это баловство. Будем, сказал он, всерьез ее колонизировать и базы там строить. Умные люди и так поняли, а дурачкам он подмигнул, мол, не туристические базы, а чтобы с неожиданной стороны по Америке херакнуть.

Они ждут с подводных лодок, а мы — с Луны!

Но с деньгами произошла напряженка, да и на Луну уже стали летать все кому не лень. А раз освоением Луны мир уже не удивишь, то Рогозин поменял и космическую стратегию. На Марс, сказал, будем полет готовить. Кремль поинтересовался, вот, несколько сотен миллиардов мы тебе выделим, а потом не окажется, что американцы нас опять опередили? Нет, ответил Рогозин, не окажется, у них батут такой системы, что только до Луны может докинуть.

В общем, миллиарды по программам, срокам и надежным людям расписали и вдруг…

Да они, суки, просто издеваются! Подглядят, какую планету мы стратегически осваивать собираемся, и именно туда — пока мы готовимся — полет совершают. Ребята с Лубянки утверждают, что это Сафронов им про Марс проболтался.

Пиво с каким то чехом приспособился за его счет пить и по пьяни сболтнул…

Россия «была обречена стать великой космической державой с самого рождения нашей государственности» — сказал однажды Рогозин.

Золотые слова! И кто знает, может быть и сбылось бы… Но космосом руководить поставили Рогозина.

Николай Травкин