Господство дырявой харизмы

«Традиция господства путинской олигархии не сложилась, не стала в глазах общества легитимной. Не работает ни рациональный, ни харизматический, ни традиционный метод господства. Режим держится только на подавлении. Появилась новая форма диктатуры», — утверждает Игорь Эйдман.

Дырявая харизма и подвешенный авторитаризм

По классической квалификации Макса Вебера существуют три типа политического господства: харизматический, традиционный и рациональный. Первый держится на харизме вождя, второй — на традиции передаваемой из поколения в поколение, третий на рациональной заинтересованности людей (упрощаю для краткости).

Сталинский режим был харизматическим, брежневский — традиционным. Во время перестройки советская традиция была разрушена, а рациональный тип господства не состоялся. Ельцинской харизмы хватило на пару лет. Потом через хаос 90-х страна пришла к путинизму.

Все последующие годы пропаганда усиленно надувала путинскую харизму. Но та не хотела слушаться. Какая-то бракованная, дырявая харизма оказалась: только надуют, сразу сдувается. Последний раз ее удалась накачать в 2014 году крымнашистской урапатриотической телеистерией, но уже в 2018 она опять начала сдуваться.

Существование нынешнего режима противоречит рациональным интересам подавляющего большинства населения. А традиция господства путинской олигархии еще не успела сложится и не стала в глазах общества легитимной. В России сейчас не работает ни рациональный, ни харизматический, ни традиционный метод господства. Этот режим держится только на мощнейшем аппарате подавления.

Авторитарные режимы обычно умели консолидировать вокруг себя общество и опирались на поддержку значительно части населения. Правые диктатуры, типа Франко или Пиночета, поддерживала буржуазия и средний класс. Популистские и левые — широкие массы обездоленных.

Сейчас появилась новая форма диктатуры, я бы ее назвал «подвешенный авторитаризм», который не может опереться ни на харизму вождя, ни на традицию, а держится только благодаря огромным инвестициям в силовые структуры, осуществляющие полный контроль над обществом.

Формирование такой системы стало возможно за счет современных технологических ресурсов полиции и спецслужб, позволяющих им без больших проблем и кровопролития разгонять любые демонстрации и держать под колпаком недовольных.

К подобным режимам можно отнести путинскую Россию, Венесуэлу Мадуро и Иран аятолл. Во всех трех государствах городское образованное население в основном резко-негативно относится к власти, но изменить ничего не может и предпочитает просто при случае бежать за границу.

Режимы эти, помимо коррумпированной бюрократии и подкупленных силовиков, поддерживают только самые темные слои населения, а держатся они, прежде всего, за счет усилий тайной полиции и лояльности армии.

Игорь Эйдман