Он мог бы, но… перспектив нет

Ему собрали «ветеранов и тружеников» и он вошел, как блестящий нож, в эту болотистую советскую воду, чтобы плыть на дно, в деградацию, глубже.

Он мог объявить о желании остаться в Кремле, в передовой российской компании, вроде «Тесла» или «Спейс Икс». Но нет таких компаний в России — итог его работы — технологическая отсталость. Перспектив нет.

Он мог объявить о прорыве к новым высотам на космодроме «Восточный». Но, не объявил на этом затратном «чемодане без ручки» — последняя российская ракета бороздит просторы Атлантического океана. Лидерства в космосе нет — марсоходы других стран ходят по чужой планете, аппараты других стран изучают Сатурн. Отставание в освоении космоса — на поколения. Перспектив нет.

Он мог объявить о своем новом старте среди российских спортсменов. Но «старт, рывок и финиш золотой» закончен — за государственную ложь и махинации, флаг России изгнан с Олимпиады. Это — личная вина. Перспектив нет.

Он мог объявить о новом своем лидерстве с борта подводной лодки, но в оборонной политике провал, прикрытый маскировкой секретности, к тому же — буй «она утонула» навечно приварен к нему, теперь не подняться. Российская армия в нынешнем своем виде отстала навечно. Перспектив нет.

Он мог отправиться в Крым и оттуда мощно послать России привет — положить начало своему новому сроку. Но, шампанское давно выпито, пустые бутылки катит по гальке равнодушная волна. Стало понятно, что с Крымом провал — устойчиво дотационный регион, третьестепенный по своему значению для мировой экономики и политики, загнавший нашу страну в санкционное стойло отсталости. Перспектив нет.

Что ему оставалось ? Куда ему было податься?

Только в прошлое.

Разумеется, в распахнутые советские объятия «ветеранов и тружеников». Но что сказать им? Что зачитать по бумажке? «Экономика должны быть экономной»? «Страна покроется сетью больниц и зоопарков»?..

Кандидат недолго думал: «Россия будет идти только вперед, и в этом движении вперед ее никто и никогда не остановит!»

Ошибка!

И поправка: Россия не идет, даже не бежит, она уже летит, все больше набирая скорость, — вперед, вперед, вниз, вниз, в пике — к неминуемой гибели…

Салон набит ждущими пассажирами с отупелыми лицами, ходят костюмированные в хаки стюарды, главный стиснул зубы и вцепился в штурвал…

Ничто не способно убедить их в гибельности стремительного движения вперед — нет такой силы на Земле…

Алексей Мельников