Чемпион по ду­хо­по­дъём­но­сти

«Для подъема оного духа годны были любые средства, вплоть до пиара никогда не существовавших побед. Главное, чтобы наши люди в эти победы верили. Александр Невский идеально подходил для решения сей задачи» — поведал Дмитрий Левчик.

 

«Люди не могут утешаться, когда их обманут враги или изменят им друзья; но когда они обманывают сами себя, они бывают порой довольны» (Ф. Ларошфуко).

 

Ни славы, ни святости?

Блестящих побед Александра Невского над шведами и тевтонами, скорее всего, просто не было. Стычка на Неве в 1240 году была всего лишь разгромом банды варягов. Да и «королевич шведов» Биргер был тогда весьма сомнительным королевичем, ибо само королевство Швеция возникло спустя десять лет после того события. В шведских источниках упоминания об этой битве, естественно, отсутствуют.

А битва с тевтонами в 1242 году? Есть пятнадцать редакций описания жития Александра Невского. Нигде тевтонские рыцари не упомянуты. В лучшем случае упомянут разгром «божьих рыцарей» из Западной страны. И всё.

Есть, правда, «Ливонская рифмованная хроника», из которой, например, мы узнаём, что где-то между 1224 и 1248 годами некто Александр Суздальский с большим отрядом напал на крестоносцев. Александр победил, взяв в плен шестерых и убив двадцать орденских братьев. Почему-то Александра Суздальского наши историки в этом случае идентифицируют с Александром Невским, хотя в то время он был князем новгородским, а в Суздали правил Святослав Всеволодович.

Есть еще какие-то факты о странных предложениях папы римского Иннокентия IV Александру в 1251 году. Тогда в Новгород прибыли два кардинала с якобы предложением перекрестить Русь в католичество, обещая взамен помощь папы в борьбе с татарами. Это предложение Александр, якобы, отверг, сказав, что «учения от вас мы не принимали и не приемлем». Послы ни с чем уехали восвояси. История нелепая. Папа не мог даже теоретически договариваться с Александром в то время о помощи против татар. Ни по статусу честь, ни по обстановке! Нельзя же считать Папу римского столь несведущим в делах Руси, чтобы тот предлагал самому протатарски настроенному, причем удельному князю, в самый ответственный момент его биографии, изменить своим сюзеренам!

Почему же фигуру Александра Невского так «раздули»?

При Петре I вспомнили об Александре как о единственном святом, якобы воевавшим со шведами, что было пригодно для петровского пиара.

При Екатерине I произошло учреждение ордена Святого Александра Невского. Это стало уже частью пиара рвущегося к власти фаворита Екатерины Александра Меньшикова.

Потом вспоминают об Александре Невском при Елизавете Петровне, которая во время войны со шведами велела посеребрить раку его мощей.

Вспоминают и при Екатерине II в сходных условиях. Тогда, в 1790 году его мощи были перенесены в столицу. В новой войне со шведами это не помогло. В том же году с треском проиграно было Роченсальмское сражение. А, может, перенос мощей помог утешить императрицу. И был проведен в память красавчика Александра Ланского, любовника царицы, умершего от горячки в 1784 году. Кто знает…

«Вторая волна» почитания Александра Невского прокатилась в начале войны с гитлеровской Германией, когда похвастаться реальными победами было сложно, а подъем воинского и патриотического духа необходим.

Для подъема оного духа годны были любые средства, вплоть до пиара никогда не существовавших побед. Главное, чтобы наши люди в эти победы верили. Александр Невский идеально подходил для решения сей задачи. И был создан пропагандистский фильм с участием Николая Черкасова и тонущими тевтонцами.

Никто даже вопросом не задается о том, что это противоречит любому учебнику. Не истории, а физики. Импульс силы при торможении сомкнутого строя даже тысячи тяжеловооруженных всадников (то есть при столкновении «клина» немцев со строем русских пехотинцев) огромен! Чтобы выдержать этот удар лед должен быть бетонным! Но это — детали. Важен образ. Выступать против — даже ныне бесполезно. Александр Невский — наше всё. Точнее всё — его кинематографический образ.

Дмитрий Левчик