К спокойствию и свободе

«Те, кто крепко связаны по рукам и ногам, плохо выживают в мире, полном изменений. Нам всем нужна, после великих потрясений, спокойная, свободная, хотя и быстрая работа на самих себя, без мобилизаций, без нечеловеческого напряжения сил,[…]

Читать дальше …

Вернуть надежду на мир!

«У нас пытаются отнять память и превратить ее в череду парадов и гуляний ряженых в пилотках. Настоящая память — это совсем другое, это скорбь и желание мира, надежда на то, что подобное никогда не повторится»,[…]

Читать дальше …

Возбудители низких инстинктов

«Сталин, военное и политическое руководство Красной Армии очень хорошо сознавали наблюдавшийся зачастую недостаток «советского патриотизма» , и поскольку нельзя было апеллировать к высоким че­ло­ве­чес­ким чувствам, при­хо­ди­лось возбуждать низкие инстинкты, чтобы достичь ма­к­си­маль­ной меры боевых усилий»,[…]

Читать дальше …

Говорили, что я враг народа…

«Говорили, что я такой-сякой, враг народа, шакал, таракан. Сравнивали со всеми отвратительными жи­вот­ны­ми и насекомыми, и я это все как-то пропускал мимо ушей — знал, чего от них можно ожидать. Но тут почему-то сильно обиделся[…]

Читать дальше …

Кому голод родная тётка?

«Хотя бы что-то, но имейте! Когда вас доведут до разорения или до войны, вам обязательно оставят щелочку, чтобы на последнее купить себе муку или лекарство, которое не достать», — советует читателям своего блога Яков Миркин.[…]

Читать дальше …

Все ценности — из древности

«Пролетарская революция не была эпохальным событием и не открывала новой эры. К власти пришли люди с системой ценностей русского человека петровского периода и вернули страну на два века назад, отбросив наработки европеизации 18 и 19 вв.»,[…]

Читать дальше …

Режим рамсы по­пу­тал

«Я вдруг понял: моя родина со­би­ра­ет­ся воевать в третьей мировой войне с того места, с которого в прошлый раз сражалась не она, а как раз ее про­тив­ник! Это вообще — удивительно», — заметил Александр Морозов.[…]

Читать дальше …

Заплечных дел ве­те­ран

«Уроки мастера не пропали втуне! Подготовленная им молодежь свято чтит подвиги отцов и пытается их повторить… И ведь скажешь теперь, что ты думаешь про этого ветерана — отправишься на 5 лет в лапы его последователей[…]

Читать дальше …

Кто остановит по­дон­ков?

«Каждый сталинист — подонок. Ис­клю­че­ний нет! — полагает Дмитрий Ми­лин. — Мейерхольду сломали все пальцы. Бабеля оставили умирать на дороге. Мандельштам в безымянной могиле. Михоэлса убили на даче. Хармс умер от голода в отделении психиатрии…».[…]

Читать дальше …

Размышляя об утрате

«Она — большое явление в русской либеральной мысли. Философ, стоящий в одном ряду с западными идеологами демократии и ли­бе­ра­ли­зма. Человек, посвятивший свою жизнь борьбе за свободу и де­мо­кра­тию, за будущее страны», — написал Леонид Невзлин.[…]

Читать дальше …

Война — это горе!

«Папа никогда не праздновал День победы, справедливо полагая, что война — это горе. Какой же тут праздник?.. Но он помнил эти годы и под конец жизни написал свои воспоминания. В том числе и о войне.[…]

Читать дальше …

В бой через террор

«Сталин хотел не просто найти виновных в катастрофе на фронте, ответственность за которую он, в конечном итоге, нес сам, — он для начала, используя беспощадный террор, стремился заставить советских солдат сражаться», — констатирует Иоахим Гофман.[…]

Читать дальше …

Бардак по особому повелению

«Бегали по улицам и во исполнение особого повеления срывали с проходящих круглые шляпы и истребляли их до основания; у фраков обрезывали отложные воротники, жилеты рвали по произволу и благоусмотрению начальника партии, капрала или унтер-офицера полицейского»,[…]

Читать дальше …

«Перепрошивают», от­тор­га­ют или уби­ва­ют

«Система либо перемалывала и «перепрошивала» всех умников под свой шаблон, либо она убивала их. Либо отторгала. Но никакие цен­но­сти малой страты социум всерьез не принял, разве только во вре­мен­ном, ими­та­ци­он­ном режиме. Это снова была разводка»,[…]

Читать дальше …

Ключи от счастья и несчастья

«Мы дадим вам библейские ключи познания добра и зла, ума и безумия, жизни и смерти, ключи счастья и несчастья. Но, имейте в виду, что ключи эти — отравленные, и с ними нужно обращаться с ос­то­рож­нос­тью.[…]

Читать дальше …

Это было и может повториться!

«Он жевал мой хлеб. Я прыгнула на него, схватила за горло. Он рухнул на пол. Я упала вместе с ним. Лежа на спине, он старался запихнуть сразу весь кусок хлеба в рот. Мужчина слабо сопротивлялся.[…]

Читать дальше …

Терпели и нам ве­ле­ли

«Сакрализация страданий и нищеты — есть жизненная необходимость существования нынешней рос­сий­ской империи и ее подданных. Это есть ее базовая программа, мат­рич­ная установка, сансарная петля, куда она неизбежно воз­вра­ща­ет­ся каждый раз, когда цивилизация делает шаг вперед.[…]

Читать дальше …

Империя скре­пле­н­ная страхом

«Государство, созданное из ко­шма­р­ной Российской Империи и мес­си­ан­ско­го коммунизма, сце­мен­ти­ро­ван­ное сталинизмом и страхом, не могло уйти так быстро. Дзе­р­жин­ский на площади рухнул, но Дзе­р­жин­ский в головах остался», — кон­ста­ти­ро­вал давеча в своем бло­ге Кирилл Мартынов.[…]

Читать дальше …

Жизнь, а не яде­р­ный пе­пел!

«Не война, не война, а первый со­вет­ский в космосе! Наши запустили ракету, но не в Америку, а вверх — и в ракете живой человек! С души как валун свалился», — припомнил свою молодость Глеб Павловский.[…]

Читать дальше …

Право под гнетом ар­ха­ики

«Чтобы из категории силовых стран перейти в категорию правовых не­об­хо­ди­мо не только накопить до­ста­точ­ную для этого политико-правовую ку­ль­ту­ру, но и пре­одо­леть со­про­тив­ле­ние силовой ар­ха­ики, — утверждает Сергей Рогов. — XXI век пока при­ме­ров не дал».[…]

Читать дальше …

Народовластие ос­та­ет­ся неформатом

«Россия стояла тогда и стоит теперь перед довольно мрачным выбором из разных вариантов диктатур (левая, правая, кри­­ми­­наль­­ная, оли­­­гар­­­хи­­­чес­­­кая, силовая). Возможны и другие варианты. Или все вместе в одном флаконе. Мечта о на­­ро­­до­­вла­с­тии остается по­­ли­­ти­­чес­­ким не­фор­ма­том.[…]

Читать дальше …

Были, да сплыли!

«Государь Иван Васильевич Грозный был первым русским царем, оценившим огромное значение спорта. Однажды, устроив в Александровской слободе состязания по нанесению тяжких телесных повреждений, дюжий царь Иван еще в четвертьфинале сразил учебным посохом своего одноименного сына,[…]

Читать дальше …

Путем красного им­пе­ра­то­ра

«Умер красный «бог-император». Его «золотой путь» остался. Идут по нему улюлюкающие вместе с колорадскими адептами под ручку. В единстве и борьбе слитые противоположности. «Демшиза» с ватниками, либералы с коммунистами, национал-социалисты с интернационал-социалистами и т. д.»[…]

Читать дальше …

Кошмар пя­ти­ве­ко­вой давности

«Со времен Ивана Грозного прошло почти пять столетий. Основными богатствами стали знания и технологии. Именно в эту сферу переместилась конкуренция между государствами. Но сознание обитателей Кремля и его телевизионной обслуги осталось на уровне пятивековой давности»[…]

Читать дальше …

Потерянная пер­во­сорт­ность

«Всеобщее разочарование в себе слишком велико, оно вытесняется. Люди заняты только тем, что судорожно убеждают друг друга в первосортности… страны. Или в том, что она когда-то была таковой… или в том, что она теперь такова»[…]

Читать дальше …

Не ГУЛАГ, а са­на­то­рий

«Танкизы верят в то, что Сталин был транссексуалом и борцом за права человека, ГУЛАГ — санаторий, где люди посещали кружки по интересам, занимались спортом и наслаждались театральными постановками» — о небезызвестном сообществе рассказала Карина Сычева.[…]

Читать дальше …

Пора обращаться за помощью?

«Предложение повторить в РФ «сталинскую» индустриализацию в реальности означает обратиться за помощью к США и ЕС, ведь са­мо­сто­ят­ель­но Россия ни в 1930-е, ни сейчас модернизировать свою экономику неспособна!» — заявил в своем блоге Дмитрий Милин.[…]

Читать дальше …

Наиболее адек­ват­ный пра­ви­тель

«Горбачёв — один из наиболее адекватных правителей России оказался. И не его вина, что реформаторов и дарителей свободы у нас не очень-то жалуют. А мог бы, по советской традиции, до сих пор генсеком быть, кстати!»[…]

Читать дальше …

Строить будущее без жертв!

«Мы все — жертвы тех бесчисленных депортаций. Те, кого высылали, и те, кто высылал, и те, кто делил чужие вещички, и те, кто просто смотрел. И преодолеть эту коллективную травму можно, как и любую травму[…]

Читать дальше …

Как позор стал три­ум­фом

«День самого большого позора и стал днем нашего военного триумфа. Потому что диалектика. Война — это мир. Правда — это ложь. Свобода — рабство. Ну, а поражение — это победа и стало быть праздник по­бе­ди­те­лей»[…]

Читать дальше …