Ломать не стро­ить

«Кремль ни при каких условиях не допустит появления успешной демократической Украины на своих границах. Пока Украина будет строить демократию, Кремль будет с ней воевать. Для этого эффективнее не открытая агрессия, а активные мероприятия внутри Украины», — полагает Юрий Христензен.

 

«Храбрость для защиты отечества — добродетель, но храбрость в разбойнике — злодейство» (А. Бестужев-Марлинский).

 

Кремль в засаде — Украина готова защищаться

Президент Украины в интервью немецким журналистам заявил, что попытка России построить наземное сообщение с Крымом может закончиться полномасштабной войной. Что у границ Украины остается ударная группировка российских войск, Азовское море блокировано, и учения «Запад-2021» могут окончиться так же, как когда-то учения «Кавказ-2008».

Чтобы понять, когда российские войска начнут прокладывать сухопутный коридор в Крым, нужно разобраться, почему они этого до сих пор не сделали. Для этого попробуем вернуться в 2014 год. На тот момент Украина осталась единственной страной СНГ с демократической сменой власти, в которой не было зоны замороженного конфликта, созданного Кремлем.

Когда российские военнослужащие без опознавательных знаков оккупировали Крым, все срослось. Когда президент РФ заявил об аннексии Крыма, все снова сломалось. Аннексированный полуостров не может быть зоной замороженного конфликта. Его нельзя впихнуть в политическое тело Украины вместе с назначенной Кремлем оккупационной администрацией.

С учетом того, что логистика Крыма на 90% осуществлялась через материк, вырисовывалась война за сухопутный коридор в Крым и далее в Приднестровье. Это Донецкая, Запорожская, Херсонская, Николаевская и Одесская области Украины. К тому же, в Кремле заявили о необходимости «переноса технологий украинского ВПК в РФ». А это дополнительно Харьков, Луганск и Днепр.

В апреле 2014 года президент РФ подтвердил предположения экспертов в своей «новороссийской» речи. Осталось дело за малым — оккупировать еще восемь областей Украины. И тут оказалось, что Украина способна к сопротивлению. А Россия не способна собрать необходимый мобрезерв. И в дополнение Запад со своими санкциями начал «смешить Искандеры».

С первых дней оккупации Крыма в Кремле заговорили о строительстве моста. Но мост не строили, потому что надеялись на сухопутный коридор. Объяснения были одно другого краше — то у них денег нет, то Ротенберги отказались, то Украина не давала согласие. Лишь в январе 2015-го случилось событие, после которого деньги нашлись и согласие не потребовалось.

24 января 2015 года российские военнослужащие из установок залпового огня обстреляли Мариуполь. Тест прошел неудачно. Украина продемонстрировала готовность защищать город, Запад пригрозил усилением санкций, а россияне все еще не поддерживали идею открытой войны с Украиной. В Кремле прослезились, засекретили потери и начали строить мост.

Похожая ситуация случилась с энергомостом в Крым. Его не строили, покуда Украина не отключила подачу электроэнергии со своей стороны. Строительные работы начались лишь в апреле 2015-го. Будто до этого в Кремле надеялись, что Украина будет вечно снабжать энергией полуостров. Либо, что вероятнее, они все еще рассчитывали на сухопутный коридор.

Осталась последняя задача — проложить по дну Керченского пролива трубу для поставок пресной воды. Но вместо этого Кремль прокладывает другую трубу по дну Балтийского моря. Возможно, он надеется, что Европа мягче отреагирует на полномасштабное вторжение в Украину, если домохозяйства европейцев не будут зависеть от украинского транзита.

Тут мы пришли к двум основным выводам. Первый: Кремль не начнет ради воды в Крым полномасштабную войну, если Украина будет готова сопротивляться, Запад будет готов резко повысить цену агрессии, а россияне не будут готовы умирать в Украине. Война за сухопутный коридор в Крым начнется в том случае, если какой-то из этих пунктов не будет выполнен.

Второй вывод менее очевиден: Кремль ни при каких условиях не допустит появления успешной демократической Украины на своих границах. Пока Украина будет строить демократию, Кремль будет с ней воевать. Но для этого эффективнее не открытая агрессия, а активные мероприятия внутри Украины и поддержка перманентного конфликта на оккупированной ее части.

Юрий Христензен