Уметь ненавидеть тиранов

«Нам придется заново учиться нена­ви­деть зло. Тирания не изменила своей природы и не может быть терпима среди людей. Терпимость к автократии ведет лишь к тому, что это ее мурло рано или поздно вылезает из-под маски «цивилизованности», — утверждает Александр Скобов.

 

«Нельзя быть злодеем для других, не будучи и для себя негодяем. Подлость универсальна» (Б. Пастернак).

 

Что может дать силы?

Человеческая жизнь — высшая ценность. Но она не будет стоить ничего, если не будет людей, готовых жертвовать своей жизнью ради жизней других. Как не будет свободы без людей, готовых жертвовать своей свободой ради свободы других. Что может дать на это силы? И почему их не хватает сегодня?

Многие уверовали в непреложность «закона Шульман». В то, что в современном мире, в условиях общего снижения уровня насилия и жестокости, даже автократия приучилась соблюдать приличия. Она как тот самый «общенародный крокодил» из самиздатовского стишка конца 70-х: «Ест людей лишь по постановлениям. Только с ордером рвет и терзает». Люди стали думать, что современная автократия не страшная. Стали думать, что зло стало не страшным. Люди разучились ненавидеть зло. Нам придется заново учиться ненавидеть зло.

Тирания не изменила своей природы и не может быть терпима среди людей. Когда фальсифицируют выборы, когда ограничивают свободу распространения информации, выражения несогласия, оппозиционной деятельности, когда запрещают протест, обязательно приходят к расстрелам мирных граждан на площадях и пыткам в застенках. Терпимость к автократии ведет лишь к тому, что это ее мурло рано или поздно вылезает из-под маски «цивилизованности».

Не может быть терпимости к палачам, лжецам и подлецам. И надо свыкнуться с мыслью, что это нормально — желать им избежать судьбы Милошевича, умершего в камере, соответствующей европейским стандартам обращения с преступниками. Желать им, чтобы в момент «перерыва в праве» их бы не успели до этой камеры довести и сдать под охрану. Это не значит, что именно так и надо сделать. Но желать этого по-человечески нормально.

Не может быть терпимости к пособникам палачей, лжецов и подлецов. Надо забыть про то, что пропагандистская обслуга узурпаторов и те, кто их публично поддерживает — тоже люди. И их надо понять, к ним надо найти подход, до них надо достучаться, им надо объяснить. Они тоже все знают про истязания на Окрестина и про пытки в КГБ. И принимают. Оправдывают. Одобряют. Поддерживают. Радуются. Им это нравится. Они — отребье.

Изуверами из НКВД 30-х годов часта двигал фанатизм. Агрессивный, злобный, но хотя бы прикрывавшийся верой в нечто высокое и чистое. Лукашистско-путинские изуверы и их пропагандистские холуи ни во что такое не верят. Ими движет химически чистая злоба и беспредельный цинизм. Возможно, когда они постоят в очередях за гуманитарной похлебкой к военно-полевым кухням союзников, они задумаются о своей исторической вине. И переживут катарсис. Но сегодня они — отребье.

Александр Скобов