Все карты — на стол!

«Сравнения с хельсинской политикой политики нынешних западных лидеров неуместны. Нынешняя политика — это не «вторые Хельсинки», а «второй Мюнхен». Поэтому и приведет она не к «Перестройке-2», а к новой мировой войне», — убежден Александр Скобов.

Долой тайную дипломатию!

Паладины нового Мюнхена, соглашатели, умиротворители и предатели из корыстной и конформистской западной элиты, состоящей на службе у мировой финансовой олигархии, капитулянтски вернули путинско-фашистской РФ в ПАСЕ и пытаются столь же капитулянтски вернуть ее в «Семерку». Они оправдывают это необходимостью иметь площадку для поддержания постоянных контактов с опасным, капризным и непредсказуемым хищником. Контактов, которые призваны притормаживать неуправляемое развитие кризисных ситуаций (дословное воспроизведение доктрины Чемберлена, оправдывающей его политику «поддержания контактов» с Гитлером).

Фактически речь идет об использовании этих площадок для тайной, закулисной дипломатии, когда в кулуарах такой площадки в «неформальной обстановке» конкретные пацаны перетирают чисто по понятиям за судьбу какого-нибудь очередного заложника-политзаключенного. Так может пора вспомнить лозунг большевиков и Ленина времен Первой мировой войны? Долой тайную дипломатию! Лозунги-то у них были хорошие и правильные. Земля — крестьянам. Фабрики — рабочим. Мир — народам. И еще Мир — хижинам, война — дворцам.

Долой закулисные сговоры «элит» за спинами народов! Все карты на стол! И в первую очередь — все доказательства российских преступлений, которые западные элиты запасливо придерживают для будущих закулисных торгов.

Ну и совершенно несостоятельны попытки Владимира Пастухова (и некоторых других, не буду показывать пальцем) изобразить нынешнюю капитулянтскую политику западных лидеров не «Вторым Мюнхеном», а «Вторым Хельсинки». При этом сам «хельсинский процесс» и «детант» в целом рассматриваются как хитроумная политика заманивания СССР к расширению контактов ценой отчасти действительных, отчасти имитационных односторонних уступок. Это размягчило советскую «империю зла» изнутри, и когда на нее жестко нажали, она рассыпалась.

На самом деле никакой капитуляцией Запада перед СССР «хельсинский процесс» не был. Никто не принимал СССР и его сателлитов в демократическое сообщество в качестве равных участников. Создавалась специальная площадка для диалога между демократическим и тоталитарным сообществами под формальное обещание последнего существенно улучшить положение с правами человека и интеллектуальными свободами. А вот никаких обязательств закрывать глаза на нарушение этих обещаний Запад на себя не брал. И ловил за руку. И усиливал давление. Жесткая политика Рейгана была логическим продолжением леволиберальной политики «детанта».

Я уж не говорю о том. что в эпоху «детанта» речи не было об изменении (хоть формальном, хоть неформальном) базовых ограничений, установленных в международных отношениях после Второй мировой войны. В частности — об отходе от категорического запрета на аннексии. Так что сравнения с хельсинской политикой политики нынешних западных лидеров совершенно неуместны. Нынешняя политика — это не «вторые Хельсинки», а именно «второй Мюнхен». Поэтому и приведет она не к «Перестройке-2», а к новой мировой войне.

Александр Скобов