Труба без креатива

«Гордиться сказочной Трубой — несолидно, все равно что мужику гордиться большим членом. Хорошо, конечно, и бабы млеют, но хочется, чтобы было что-то еще. Не только природного, но и своего собственного креатива» — заметил Алексей Рощин.

 

«В стяжательстве друг с другом состязались, все ненасытны в помыслах своих, себе прощают, прочих судят строго, и вечно зависть  гложет сердце их» (Цюй Юань).

 

Реальная Экономика Трубы

«Экономика Трубы» — расхожее определение в разговоре о России. Но только совсем уж наивные простецы (коих, впрочем, всегда подавляющее большинство) представляют под этой «трубой» действительно какой-нибудь циклопического вида газо- или нефтепровод из сибирских недр прямиком на Запад, вокруг которого суетятся какие-нибудь чумазые работяги в заляпанных спецовках, а внутри течет или темная жижа, или бесцветный газ, вспыхивают газовые факелы, искрится электросварка и царит бодрый, рабочий мат-перемат.

Все эта грязная механика, конечно же, не имеет никакого отношения к реальной Трубе — той, которая одна определяет не только ситуацию в богоспасаемой РФ, но и положение самой России в мире. Та Труба, о которой толкуют ушлые аналитики — во-первых, направлена в противоположную сторону: не из Сибири на запад, а наоборот — с Запада непосредственно в Кремль. Во-вторых — у этой Трубы нет брутальной вещественности газопровода; она по большей части виртуальна, или, как сказали бы философы прошлого — идеальна. Ну и в-третьих — содержимое: по нашей Трубе в Кремль течет не земляной ресурс, но ВАЛЮТА.

Можно, если хотите, представить себе два краника на этой Трубе: открываешь один — из краника рекой баксы; открываешь второй — лавиной евро. Силу потока можно регулировать — хочешь струйкой, хочешь фонтаном. Важно, что наполнение в Трубе есть всегда. Полноценные евро и доллары являются, понятно, платой Запада за российские природные ресурсы. Но важно то, что отказаться от них владельцы реальной СКВ все равно не могут (хотя и пытаются). Именно поэтому Труба работает всегда и не пересыхает.

В этом и отличие России от других стран «постсоветского пространства». Такой Трубы нет ни у Украины, ни у Белоруссии, не у бедовых республик Средней Азии — за исключением Туркмении, у которой газ. Но у туркмен плоховато с логистикой: с одной стороны у них Китай, который в принципе не любит платить валютой, а на пути в Европу — Россия, так что отчасти доход от продажи туркменского газа все равно заходил в российскую Трубу.

Все российские достижения в повышении уровня жизни и даже все ее хулиганства в мире внешнем продиктованы наличием этой Трубы.

У всех стран Балтии, даже если собрать все три вместе и потом еще умножить на 10 — все равно нет ничего подобного (отчего они и приходят в натуральное запустение, то есть буквально становятся все более безлюдными).

Для нас понимание факта наличия Трубы — повод не только для гордости, но и для некоторой тоски. Потому как при таком гандикапе особенно четко видно, что ничего КРОМЕ у нас по-большому счету нет, а просто гордиться сказочной Трубой — несолидно, все равно как мужику гордиться своим большим членом. Хорошо, конечно, и бабы млеют — но как-то хочется, чтобы было и что-то еще. Не только природного, но и как бы своего собственного креатива. С «чем-то еще» — определенно проблемы… И это все слишком грустно.

Алексей Рощин