Зеркало раздража­ю­щее бюрократию

«Язык — живой организм, как зеркало показывающий состояние страны и общества. Когда страна развивается, язык активно насыщается словами, сопровождающими новые знания и навыки, а когда страна деградирует, находится в «застое», начинается борьба с «иностранными за­им­ство­ва­ни­ями», — отметил Дмитрий Милин.

 

«Кто раз соврал, тот неизбежно будет врать. Одну ведь ложь семью другими нужно поддержать» (Ф. Роккерт).

 

Имитаторы бьются за деградацию

Когда бюрократам нечего делать их начинает волновать язык.

«У слова «коллаборация» есть удачные русские синонимы «соработничество», «сотрудничество». Хочется вдохновить молодежь искать такие аналоги и полнее использовать возможности русского языка», — сказал Сергей Кириенко.

Теперь с подачи Сергея Кириенко в молодежной политике появился тренд на более обстоятельное использование возможностей русского языка и минимизацию иностранных заимствований и англицизмов.

Язык это живой организм, как зеркало показывающий состояние страны и общества. Когда страна развивается, язык активно насыщается словами, сопровождающими новые знания и навыки, а когда страна деградирует и находится в «застое» начинается борьба с «иностранными заимствованиями».

Вот и сейчас взбесившаяся от безнаказанности и безответственности российская бюрократия, провалившая всё за что бралась ранее, разбазарив и разворовав триллионы бюджетных рублей взялась руководить русским языком.

Русский язык переполнен заимствованиями отражающими этапы развития страны, знакомства с технологиями и концепциями пришедшими с Запада.

Французские слова «сюжет», «манжет», «эпатаж», «макияж», «душ», «багаж», «режим», «парад», «дирижер», «балет», «рикошет», «редут», «гусар», «меню», «шанс», «форсаж», «вираж», «шампанское», «иллюзия», «имитация», пришли в основной своей массе во времена предшествующие и последующие за первой Отечественной войной, когда Россия, как губка, впитывала французскую культуру и передовые методы ведения войны.

«Штуцер», «дюбель», «шприц», «шайба», «циферблат», «рюкзак», «ландшафт», «масштаб», «абзац», «бухгалтер», «галстук», «гастарбайтер», «ванна», «курорт», «бутерброд», «почтамт», «стул», «шлагбаум» — это более поздние дореволюционные, заимствования из немецкого языка связанные в основном с индустриализацией начавшейся в России при Александре II.

«Инжектор», «карбюратор», «модем», «мультиплексор» — это уже более поздние заимствования уже связаны с английским (в американской версии языком) и принесены уже поздними этапами русской индустриализации.

Следующий этап заимствований связан с резким взрывным постиндустриальным переходом начала 1990-х, когда в русский язык попали неведомые ранее «маркетинг», «менеджмент», «лизинг», «диверсификация», «инвестор», «брокер», «аутсорсинг».

Слова «файл», «бит», «байт», «компилятор» — это недавние заимствования времен массовой информатизации и распространения Интернета, оказались чрезвычайно полезны именно как заимствованные слова не перегруженные другими смыслами, что сыграло совсем не последнюю роль в развитии российских информационных технологий и роста числа программистов.

В связи попытками (на самом деле давними, но только сейчас вышедшими на уровень бюрократов высокого ранга) хочу заявить:

1. Общество и власть не имеют никакого права указывать профессиональным сообществам какие слова и из каких языков им использовать. Общество и власть — дилетанты в этих областях.

2. Если на государственном уровне начинают бороться за чистоту языка, значит, у власти враги прогресса, заинтересованные в деградации нашей страны.

Дмитрий Милин